Jump to content

Nibelung111

Армия Клуни
  • Content Count

    196
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Nibelung111

  1. Посвящаю это стихотворение Крыске, главной клуниманке в мире н из моря пришёл, Как из мрака шагнул. На своём корабле И с командой своей. Он к аббатству привёл Крыс бесстрашных орду, Тех, кто был всех сильней, Чтоб зажить веселей. Он был грозен и смел. Его окрик, как гром, Заставлял всех дрожать - И друзей, и врагов. Возражать кто б посмел? Взглядом, словно мечом, Наглеца пригвождал, Страх был крепче оков. Был бесстрашен в бою, Быстрых стрел любил свист. Красный замок манил. Вот добыча великих! Всё, что кроме - огню! Его имя, как хлыст, Для врагов, и как клич -
  2. Все молодцы!! Крыскин Кракен шикарен и грозен! Но "Забвение", жуткий реликт жестоких сезонов, показался особенно атмосферным.
  3. Молодцы все, но голосую за Крыску, ибо пирааатыыыыыы! :) pirr23
  4. Йо-хо-хооо! Благодарю)))))))
  5. Как удобно быть добрым за стенами замка, Когда кладовые припасов полны. Не надо по вантам лезть вверх спозаранку, Холодея от вида кипящей волны. Мы - зло! Но хоть раз вы добром поделились С тем, кто на вас чем-то вдруг непохож? Для вас нет противнее тварей, чем крысы, Вы гоните нас от себя быстро прочь. А нам тоже хочется есть и согреться, У нас нету дома и очага. Вы заняли крепко все лучшие земли, Нас вытеснив к диким морским берегам. Но вольному - воля! Не просим мы мира, Коль в нём нам отказано вами вовек. Сомнения прочь! В океане бурливом Нашли мы судьбу на бортах кора
  6. Есть в Рэдволле история-легенда, Что, как лучик солнца облака, Своим духовным, тёплым, живым светом Проходит, не старея, чрез века. Всё начиналось в те далёкие сезоны, Когда шагали рядом жизнь и смерть. На побережье северном студёном, Средь серых скал, где моря круговерть Прибоем грозным точит скудный берег, В пещерах теплились огнями очаги. Там племя мирное нашло себе прибежище, Бежав от наступающей войны. Но тщетно! Смерть пришла нежданно, С приливом выплеснувшись грязною ордой Морских разбойников, безжалостных пиратов. Кипел прибой кровавою водой... Погибли многие,
  7. Аромат корицы, мокрых листьев. Здравствуй, осень! Тихо шепчет дождик за окном. Прохладой дышат сумрачные ночи, Туман мир застит белым полотном. Короче стали дни, прохладней солнце. Прозрачен воздух, если нету облаков! Средь зелени - и золото, и бронза, И клёна листья красные, как кровь. Грустит природа в пышном увяданьи, Отдавая свои поздние дары. Собраны в полях все урожаи, Земля укрыта мантией листвы. Редеют кроны, ветер кружит вихри Шуршащие над влажною травой, Поёт о днях, что мимо нас проплыли, И вновь шумит завесой дождевой. А в душе
  8. крыска огромное спасибо!!!))))
  9. Продолжение цикла "ВолкFolk")) Туманом клубится предутренний мрак, Холодный ветер сыростью вздыхает. Река времён, обманчиво быстра, Шаги-мгновения беззвучно замедляет. Покров небес как тёмное сукно, От света лунного провис линяло-влажно, И месяц - желтоватое стекло, Плывёт меж туч неторопливо, важно. Весь мир уж спит давно, в тепле замкнувшись, Беззвучна пустота ночных дорог, И только тень, безмолвный верный спутник, Шагает невесомо за плечом. Что вновь зовёт меня из тихого уюта? Чего душа мятежная вновь хочет? В какой дали застанет меня утро? В ответ лишь ночи тихий т
  10. Крыска! Крыска! Крыска Хлыст!
  11. Спасибо огромное, Крыска!!!))) Так приятно ^^
  12. Крыска! Крыска! Крыска Хлыст! Юхууу я участвовал в том эпизоде! Все великолепны! Стальнолапкин "Бой"! Фортунатины совы! Слегарчикова "Речь!" Всем вам шоколадку!
  13. Мультовый рулит :D и голос классный сделали у нас. Как рявкнет!
  14. ГЛАВА 17. КРОВЬ ЗА КРОВЬ. Потайной ход дохнул в лицо застоявшимся сырым воздухом. Спустившись по крутой винтовой лестнице, я очутился в узком коридоре с низким потоком. Тоннель оказался длинным, уводя куда-то за стены Раттеберга. Заканчивался он дверью. Выставив перед собой меч, я толкнул дверь, скрипнувшую в петлях. В глаза брызнул дневной свет, пробивавшийся через густой кустарник, сейчас примятый и обломанный теми, кто прошёл здесь до меня. Тоннель выходил из-под холма за пределами крепости. Не медля ни секунды, я бросился по следам уходящих врагов. А то, что Крэдли был не один, мне стал
  15. ГЛАВА 15. ТЬМА И СВЕТ. Теперь каждый день, не отличавшийся под землёй от ночи, Колин ждал прихода Эленики. Юная бесстрашная мышка стала той последней ниточкой, которая связывала его с жизнью, с днём, с надеждой. На что?.. Он и сам не мог ответить на этот вопрос. Искалеченный и ослабший, он больше не чаял освободиться. Но жизнь упорно звала его, не давая раствориться навсегда в окружающей его тьме. Приносимая Эленикой еда поддерживала его скудные силы, а огарки свечей и кремень питали его дух искрой живого света. Когда свечу приходилось погасить до следующего раза, Колин до последнего всматр
  16. ГЛАВА 14. СОКРУШАЯ КАМЕНЬ. К вечеру подошли высадившиеся на другом конце острова отряды с освобождёнными рабами, работавшими в поле и на вырубках. Лица бывших невольников светились от счастья, ведь они и не надеялись дожить до свободы. Горящими глазами они смотрели на чёткие порядки Дозорного Отряда, на подтянутых и деятельных солдат, обустраивающих укреплённый лагерь, сколачивающих и ставящих большие дощатые щиты, на дымы догорающего пиратского флота и обугленные остовы кораблей у причалов. Они не могли поверить, что вся эта масса бравых бойцов и офицеров прибыла, чтобы освободить их и по
  17. ГЛАВА 13. ПО ВОЛНАМ. Совсем скоро берег скрылся позади, лишь громада Саламандастрона ещё маячила на горизонте. И где-то там, в дымке исчезнувшей из виду суши, оставался Рэдволл… И Нордвальд. Подталкиваемые свежим ветром, нёсшим весну из Страны Цветущих Мхов, корабли ходко бежали по волнам курсом зюйд-вест. Попривыкшие за время учений к качке бойцы чувствовали себя неплохо, сидя на скамейках и рундуках. Золотая пуговица солнца достигла своей высшей точки на бледно-голубом бархате неба, наступило время обеда. Из-под палуб достали припасы, забулькал наливаемый из бочонков эль. Солдаты оживилис
  18. ГЛАВА 12. ИЗРЕЧЕННОЕ СБУДЕТСЯ. Восходящее солнце медленно выпрастывало прозрачные золотистые лучи из-под облачного одеяла. Свежий влажный ветер, словно дыхание бессонного моря, дул в лицо. Крики ранних чаек звенели в тишине, шелестящей жемчужным прибоем, без конца и края накатывающим на сглаженный отливом песок пляжа. Свет наступающего утра всё ярче загорался на вершине огромного вулкана, одиноким монументом вечности высившегося на пустынном берегу, словно жидкий мёд, стекал по крутым склонам, ещё мокрым от ночного дождя, заглядывая в узкие окошки-бойницы. Внутри исполинской горы уже слышал
  19. ГЛАВА 11. БЕЗ НАДЕЖДЫ. В голову будто бы заколачивали гвозди. Пульс, словно молот, бился в голове, высекая искры боли. Колин пошевелился, и перед закрытыми глазами словно полыхнуло пламя, вырвав протяжный стон. Болело и всё остальное тело, многочисленные раны горели. Через силу Колин открыл глаза… Или нет? И были ли они, эти глаза, у него? Тьма вокруг была абсолютна и непроницаема, казалось, что мира просто не существует, лишь боль, грохот крови в ушах и жажда. Колин с трудом поднял лапу и ощупал голову. На затылке мех слипся кровавой коркой вокруг глубокой ссадины. Ох-х-х… Безумно хотелось
  20. ГЛАВА 10. РАДИ СВОБОДЫ. Колин невидящим взглядом смотрел в тёмный потолок. Вокруг клубилась холодным мраком ночь. Последняя их ночь перед бунтом. Завтра (или уже сегодня?) им предстоит сразиться за свою свободу или погибнуть. Когда ночь вновь сгустится в этих стенах, они нанесут решающий удар по пирующим хищникам. Кулаки сжались сами собой. Они возьмут эту проклятую крепость и уничтожат всех пиратов, а потом уплывут к большой земле! И он снова увидит Рэдволл… Родные красные стены, заменившие ему отчий дом, которого он не помнил. Аббатство было для Колина всем – домом, семьёй, делом. А ещё в
  21. ГЛАВА 9. ПЕРВЫЕ ПОБЕДЫ. Дни, полные тяжкого труда и испытаний, тянулись нескончаемой грязной чередой. Рабы, как повелось на проклятом всеми Сезонами архипелаге, с рассвета и до глубокой ночи работали до изнеможения, мечтая лишь о миске жидкой размазни и нескольких часах сна, а хищники надзирали, не скупясь на кнут и оскорбления. Работа изматывала, стирая сознание и чувства, превращая невольников в покорные механизмы, лишённые памяти и желаний, а страх и голод убивали любые мысли. Но не так было с Колином. С момента жестокого убийства ослабевших рабов и его подруги – молодой выдры Джинти,
  22. ГЛАВА 7. БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ. Тишина. Моя мысль лениво и сонно скользила в полной тёмной тиши, ни за что не цепляясь… Постойте-ка!!! Память одним рывком захлестнула меня тёмными волнами бушующего океана и стиснула стальными когтями сердце – я не спас Колина!.. Всё пропало!!! Всё! Нет больше ни флотилии, ни боевых товарищей, готовых в драке. Огонь и морская бездна навсегда стёрли их из этого мира. А сам я скоро к ним присоединюсь… Я приоткрыл глаза, и приглушенный занавесками свет мягко толкнулся в сузившиеся зрачки. Окружающая обстановка совершенно не напоминала ни океан, ни его побережье.
×
×
  • Create New...