Jump to content

Nibelung111

Армия Клуни
  • Content Count

    196
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

2 Neutral

About Nibelung111

  • Rank
    Высший офицер
  1. Посвящаю это стихотворение Крыске, главной клуниманке в мире н из моря пришёл, Как из мрака шагнул. На своём корабле И с командой своей. Он к аббатству привёл Крыс бесстрашных орду, Тех, кто был всех сильней, Чтоб зажить веселей. Он был грозен и смел. Его окрик, как гром, Заставлял всех дрожать - И друзей, и врагов. Возражать кто б посмел? Взглядом, словно мечом, Наглеца пригвождал, Страх был крепче оков. Был бесстрашен в бою, Быстрых стрел любил свист. Красный замок манил. Вот добыча великих! Всё, что кроме - огню! Его имя, как хлыст, Для врагов, и как клич - Для свободных и диких. И осада, и штурмы, И радость победы. Всё познать он успел, Капитан-полководец. Миг краткий триумфа Сменился сраженьем, Бронзой тяжкой гудел Расколовшийся колокол. Пусть коварство сломало Меч, откованный к битве. Пусть сезоны прошли, Кровь с земли смыв дождями. Ничего не пропало! Ничего не забыли. Всё равно мы сильны, Его имя - как знамя. В шторма дикого свист, В рёв грозы над лесами Его ярость вплелась, Растворилась в веках. Капитан Клуни Хлыст! Нас вознёс над рабами, Дал свободу и власть, Подарил врагам страх!
  2. Все молодцы!! Крыскин Кракен шикарен и грозен! Но "Забвение", жуткий реликт жестоких сезонов, показался особенно атмосферным.
  3. Молодцы все, но голосую за Крыску, ибо пирааатыыыыыы! :) pirr23
  4. Йо-хо-хооо! Благодарю)))))))
  5. Как удобно быть добрым за стенами замка, Когда кладовые припасов полны. Не надо по вантам лезть вверх спозаранку, Холодея от вида кипящей волны. Мы - зло! Но хоть раз вы добром поделились С тем, кто на вас чем-то вдруг непохож? Для вас нет противнее тварей, чем крысы, Вы гоните нас от себя быстро прочь. А нам тоже хочется есть и согреться, У нас нету дома и очага. Вы заняли крепко все лучшие земли, Нас вытеснив к диким морским берегам. Но вольному - воля! Не просим мы мира, Коль в нём нам отказано вами вовек. Сомнения прочь! В океане бурливом Нашли мы судьбу на бортах кораблей. Торговать вам зазорно с крысой из Южноземья, С севера лису грозите стрелой? Ваше право! А наше пусть грянет веселье, Когда нападём мы командой слитой На ваши заплывшие жиром посёлки, Где места отверженным всем не нашлось. Добычу погрузим мы в быстрые лодки, Будем сыты и пьяны, чтоб дальше жилось Нам средь неведомых всех испытаний, Что уготовил седой океан. Пусть шторм мачты гнёт! Песню дикую грянем! Однажды с утра мы ворвёмся и к вам Прибоем кипящим и сталью звенящей, Мстя за презренье брюхатых ханжей! Пусть ваш сон оборвётся стрелою летящей, Взметнётся покой свистопляской огней! Мы - ярость без жалости. Жизнь наша - битва. Такими нас сделали именно вы! Идя за удачей по лезвию бритвы, На берег обрушимся мощью волны. Стройте вы замки, валы, бастионы, - Раздастся над вашими стенами свист Стрел острых горящих. Набат колокольный Пусть всех известит - идёт Клуни Хлыст! Он дал нам надежду на лучшую долю, Не мир обещая, но злато и власть. Он собрал воедино нас грозною волей, Чтоб на гонителей лживых напасть. В лучшие дни вы нас гнали из леса, Теперь мы вернёмся на земли отцов! Пусть знаменем будет пожаров завеса, Откликнутся сотни на наш гордый зов! Нас Клуни великий ведёт за собою, Нам мир уж не нужен, мы - дети мечей! На берег сойдя разноликой толпою С прошедших моря боевых кораблей, Мы армией стали. Могучая сила! От поступи нашей пусть стены дрожат! Время возмездия вам наступило, Как обещали, вернулись назад! Мы больше не просим. Не лапой, - тараном Мы в двери закрытые к вам постучим. Ведомы на битву самим капитаном, Добычи мы жаждем. Пусть пляшут мечи! Бойтесь, ущербные! Сытое время Вдаль улетело, как сорванный лист. Волной океанской пришли мы под стены. Полундра, братва! Нас ведёт Клуни Хлыст!
  6. Есть в Рэдволле история-легенда, Что, как лучик солнца облака, Своим духовным, тёплым, живым светом Проходит, не старея, чрез века. Всё начиналось в те далёкие сезоны, Когда шагали рядом жизнь и смерть. На побережье северном студёном, Средь серых скал, где моря круговерть Прибоем грозным точит скудный берег, В пещерах теплились огнями очаги. Там племя мирное нашло себе прибежище, Бежав от наступающей войны. Но тщетно! Смерть пришла нежданно, С приливом выплеснувшись грязною ордой Морских разбойников, безжалостных пиратов. Кипел прибой кровавою водой... Погибли многие, порублены в пещерах, Их воины, мужчины далеко Ушли за пропитанием, и тщетно В отчаяньи их звали в утро то... Вернулись бойцы, но помочь не успели, Как горько выл ветер средь новых могил... Мало осталось от сильного племени, Старцы, да дети. Пираты ушли... Не в силах смириться с потерей любимой, За кровь неспасённых виня лишь себя, Вождь племени Льюк, по прозванью Воитель, В погоню по морю пустился. Скрипя Вёслами, лодка в туман уходила, Туда, где корабль Воителя ждал. А на берегу, света с горя не видя, Его маленький сын у прибоя стоял. Мать потеряв, он с отцом рвался в море, Убийцам за слёзы и кровь отомстить. Отец уплыл сам, с последними воинами. Больше на берег ему не сойти... А мышонок остался. Меч старый сжимая, Он хотел стать таким же бойцом, как отец. Сезоны текли, штили штормом сменяя. Мартин подрос и окреп наконец. Однажды по берегу вдаль от пещеры В поисках крабов забрёл он в тот день. Снова, как в раннем безрадостном детстве, Коснулась его смерти хладная тень. В сгустившихся сумерках он вдруг столкнулся С отрядом пиратов... Удар... Кандалы... Боль, голод, и горе, и жалкое рабство. Но не сломавшись под гнётом судьбы, Он воинский дух сохранил в своём сердце. Пусть меч и забрал, насмехаясь, тиран, В душе неуёмной есть место надежде И гневу. Пробьёт всё ж когда-нибудь час! Но бунт неумелый подавлен. Избитый, Распят меж столбов в дождь и яростный шторм. Наутро его ожидает погибель... Но больше всеоо он жалеет о том Что не смог отомстить главарю-горностаю, Меч отцовский себе не успел он вернуть. Уж чайки собрались в галдящую стаю, Готовясь прервать его жизненный путь. Но крики орлиные, меткие камни Прогнали бесследно безжалостных птиц! Отвязан поспешно, он брошен был в яму, Где встретил друзей, что останутся с ним Впредь до конца, и, каким бы он не был, Не отступят, не струсят и не предадут. А пока - сквозь решётку над ямою небо, И призрак свободы, что их всё ж спасут. Свершилось! Сестра хитроумная Брома С другом-кротом выход смелый нашли. С берега тайно под ночи покровом Подкоп к самой яме они подвели! И снова - свобода! И новое чувство, Что с первого взгляда окрепло в любовь. Сраженье у лодок, рёв, молнии бури, Кораблекрушенье, спасенье... Но вновь Капризом судьбы их в нелепое рабство К карликам странным забросило. Плен, Разлука с друзьями, неволи мытарства, Пока не настал изменивший всё день. Мартин спас сына самой королевы, Свободу избрав как награду себе И друзьям, он покинул скорей побережье, С любимой и другом. Зовёт его цель, Розы прекрасной родная долина, Где войско собрать он надеялся, чтоб Вернуться обратно, уже как Воитель, Избавить зверей от позорных оков. Впереди - долгий путь, полный всех испытаний, Но любовь, словно пламя, в сердцах их горит, Разгоняя все тени, теплом согревая, Силы и храбрость в дороге дарит. А друзья, что отбились от них в бурном море, Союзников верных нежданно нашли. Их жизнь стала грозной неравной борьбою, Но рабов из Маршанка спасти всё ж смогли, Оставив тиранов без силы рабочей, Войско Свободных создали они. Действуя смело под звёздами ночи, Мстили тиранам за горькие дни. Но и сами платили пролившейся кровью. Не в силах врагу униженья простить, Феллдо бесстрашный, ведомый судьбою Жестокой, решил горностаю отмстить. Вызов Бадрангу послав горделиво, Он вышел отважно на яростный бой. Не сила, а подлость бойца погубила... Обрёл над обрывом он вечный покой. А Мартин и Роза тем временем снова В поход отправлялись, с собою ведя Огромное войско, готовое к бою, Чтоб разрушить навеки твердыню врага. И - вот он, тот день. Штурм разбился о стены, Но готов уже новый отчаянный план. Войска на готове. Ветер. Вечер. Стемнело. Любимая рядом. Пылает таран, Что кометой летит в крепостные ворота! И створки пылают! На стенах борьба, И крики, и ярость, сумятица боя, Разбиты, повержены вражьи войска! А тиран уж спешит к потайному подкопу, Шкуру спасая, таится в тени, Оставив Маршанк догорать за спиною, Чтоб ответа избегнуть за зверства свои. Судьбой суждено было Розе столкнуться С Бадрангом. Чтоб друга от смерти спасти, Она в схватку вступила неравную с трусом. Мартин не смог ей на помощь прийти... Враг, схватив, швырнул её об стену, Разбив мгновенно трепетную жизнь. Но её безудержная смелость Сумела друга от удара защитить. Убийцу настиг Мартин. Мстя за Розу, За погибших, за сезоны плена, В свирепой жаркой схватке мечом острым Он пронзил безжалостное сердце Бадранга-горностая. Враг повержен, Разрушен замок, воцарился мир. Но ничто не будет так, как было прежде, Для Мартина. Он волею судьбы Остался жив и телом исцелился От тяжаих ран. Но в сердце - боль навек. С друзьями верными в конце концов простившись, Он в путь пустился дальний в земли те, Где когда-то обитало его племя. Впереди уж новая война, Но горя чёрного немеркнущее бремя Жгло его душу пламенем огня. Он победит, и выживет в сражении, С земли свободной сбросит вражий гнёт, И возведёт средь леса мира стены, Свободы и законности оплот. Но до конца с ним будет его Роза, В дыханьи каждом, в мыслях и делах. Его любовь живёт в бесчисленных сезонах, Нам в стенах красных свет и мир даря. Прошли века, всё так же стоит Рэдволл, Цепляя шпилями осенний небосвод. И сколько б не прошло ещё здесь времени, О Розе с Мартином в нём память не умрёт.
  7. Аромат корицы, мокрых листьев. Здравствуй, осень! Тихо шепчет дождик за окном. Прохладой дышат сумрачные ночи, Туман мир застит белым полотном. Короче стали дни, прохладней солнце. Прозрачен воздух, если нету облаков! Средь зелени - и золото, и бронза, И клёна листья красные, как кровь. Грустит природа в пышном увяданьи, Отдавая свои поздние дары. Собраны в полях все урожаи, Земля укрыта мантией листвы. Редеют кроны, ветер кружит вихри Шуршащие над влажною травой, Поёт о днях, что мимо нас проплыли, И вновь шумит завесой дождевой. А в душе - от суеты успокоение, Грусть светлая, как шелест листопада. И снова - свежее, как ветер, вдохновение, Лета знойного сломавшее преграды. Как тих, уютен лес в огнях осенних! Прохладой дышит, наполняет грудь. Грибов пора и щедрых позднецветов, Вода озёрная сверкает, словно ртуть. Сверкает солнце, сильно уж не грея, В его лучах весь лес, словно пожар. Тепло последнее зовёт предаться лени, На мягком золоте всё манит полежать. Но стоит ветру вольному подуть прохладой, Как тучи закрывают солнца лик. Вновь дождь по куполу зонта стучит, и капли Смывают краски с листьев золотых. А дома - чай, уют. Как сладко пахнет Свежий яблочный пирог! Скорей за стол! А после - плед и книга на диване, Под дождь, стучащий по стеклу, приятный сон. Небо ясное в стеклянно-чистых лужах, Свежести пьянящий аромат. Мне голову опять восторгом кружит Лесов златых октябрьский наряд. Течёт неспешно время сквозь часы, Дождь смывает дни с таблицы жизни, Сгорают кроны в пламени листвы, А мне звенят строфою золотистой Осени янтарные стихи...
  8. крыска огромное спасибо!!!))))
  9. Продолжение цикла "ВолкFolk")) Туманом клубится предутренний мрак, Холодный ветер сыростью вздыхает. Река времён, обманчиво быстра, Шаги-мгновения беззвучно замедляет. Покров небес как тёмное сукно, От света лунного провис линяло-влажно, И месяц - желтоватое стекло, Плывёт меж туч неторопливо, важно. Весь мир уж спит давно, в тепле замкнувшись, Беззвучна пустота ночных дорог, И только тень, безмолвный верный спутник, Шагает невесомо за плечом. Что вновь зовёт меня из тихого уюта? Чего душа мятежная вновь хочет? В какой дали застанет меня утро? В ответ лишь ночи тихий тёмный шёпот. Дорога, серая в свечении луны, Деревья облетевшие по краю, Пустое поле, огонёк вдали, Меж облаков звёзд искорки мерцают. Позади - покой и мирный отдых, Что впереди - не знает даже ночь. Но голову кружит пьянящий воздух, За горизонт дорога манит прочь. И, противиться порыву не желая, Я в путь отправился, свободой опьянён. Мир, распахнутый от края и до края, В свои просторы меня вновь зовёт. Прошло тепло, сияющее лето, И осень дышит холодом в глаза. Лишь те деньки, как искры, сердце греют, Блестят пронзительно, как звёзды в небесах. Воспоминания - как камни-самоцветы, На память-нить нанизаны, сверкают, От прошлого бесценные приветы, Счастье в своих гранях сохраняют. Но всё же прошлое уж не вернуть навеки, И вновь стремлюсь безудержно вперёд. Тропа петляет меж ночных деревьев, Влечёт уйти за дальний горизонт. Исчезла, растворилась в листьях тропка, И чаща древняя воздвиглась до небес. Стволы седые серебрятся в лунных волнах, И страх шевелится в теней густых завесе. Как храма лесного колонны, недвижны, Сосны огромные тянутся к звёздам. Воздух прохладой смолистою дышит, Душу обдав полуночным морозом. Трепет в душе зарождается в чаще, Более древней, чем память веков. Бегу я вперёд в тишине той звенящей, В сердце - тревога, но память волков Мне твёрдость даёт и уверенность в силах, Спешу я вперёд, средь вселенной - один В безмолвии вечном, прекрасно-тоскливом, Путь свой готов без сомнений пройти. Но вот средь сосен стали попадаться Деревья лиственные, заросли, кусты, И сердце чащи стало отдаляться, Тепло повеяло, лес стал вокруг густым И обычным. Появились снова краски, звуки, Я понял, что тот сосенник не прост Был, словно б высился на перепутье Миров, сошедшихся под светом хладных звёзд. За спиной - недвижное дыхание Леса, замершего в вечной тишине. Луна ушла. Темно... Лишь колыхание Листвы, шуршащей в сквозняке. Листвы?! Так осень же, давно уж облетели Деревья все, зима недалека. Но в проблесках сияющего света Стоит опушка, густо-зелена. И лишь недавно холод разливала Ночь лунная, осенне-холодна. Сейчас же золотом по мира виднокраю Восход сияет заревом огня. Или закат? Свет медный, тёплый, яркий Как будто мёдом окропил листву. Согретый воздух с наслаждением вдыхая, Из леса вырываюсь... в пустоту. Бескрайним полем распахнув простор звенящий, Равнина травы расстелила предо мной. В ночи оставив колдовскую чащу, Навстречу дню шагнул я, сам не свой От изумления... Где сумрачный ноябрь! Где холод, дождь, ночной сырой туман! Где полночь льдистая сосновой колоннады, Листва опавшая? Всё чудо иль обман? Как будто в мир другой попал я вдруг волшебно, Пройдя сквозь лес как через переход. Передо мной сейчас - сияющее лето, Лучистый юг теплом своим зовёт. И солнце жаркое затапливает светом Пространство прерий, ровное, как стол, А впереди - домишек силуэты, Посёлок крохотный, июлем окружён. Залиты золотом бескрайнего полудня, Дома уютные на солнце тихо дремлют. Огородики, дворы и запах кухни. Мой чуткий слух словам негромким внемлет. Вхожу в посёлок тихо и неспешно И вижу жителей его перед собой. Крестьяне, мирные приветливые звери Глядят без страха, не знакомые с войной. Расспрашивают о далёких странах, Рассказывают что-то тихо мне, Покоем полон летний воздух жаркий, Здесь нет тревог, как в добром светлом сне. Но зов пути уж снова манит дальше, Напившись лишь колодезной воды, С селянами сердечно попрощавшись, Спешу вперёд под сводом синевы. А небо - словно бирюзы пластинка, Светла и тонка, мир накрыла весь, И свет звенящий солнечного диска Лучами тонкими наводит лоск и блеск. Передо мной степь жёлтая стремится Во все стороны уйти за виднокрай. Трава поникшая от жара золотится Цветами мелкими, чей сладкий аромат Волнами мёда в воздухе неспешно Переливается и голову кружит. Вокруг - равнина стелится безбрежно, Лишь ветра рябь по ковылю бежит. В зените блещущем ликуют звонко пташки, Им жизнь мила в небесной синеве, В пространстве, травами согретыми пропахшем В полёте быстром, в солнце и тепле. Бегут часы, недвижно расстояние, Степь одинакова и ровна, словно стол. Ничто не привлекает здесь внимания, И лишь усталость клонит тихо в сон. Всё дальше оставляю за спиною Я лес волшебный у того сельца, Но солнце всё горит над головою, И дню престранному не видно всё конца. Вдруг впереди клинком блеснула тонко Река спокойная, равнину разделив. Играет рябь, с небесным слившись золотом, Прохладой дышит водяной прилив. Выстлан берег узкий круглой галькой, К живящей влаге тянутся кусты. Солнца отблеск нестерпимо-яркий Сияет средь равнинной пустоты. Вода прозрачная свежа. Наполнить флягу, Умыться, мех от зноя охладив, Привал устроить и поспать в зелёных зарослях, Перед дорогой поднабраться сил. Прошли часы, я отдохнуть успел уж, Но солнце всё в зените полыхает. Что за дивный край, где полдень вечный Небо ни на миг не оставляет? По берегу реки иду неспешно, Высматривая в водах мелкий брод. Речная гладь мне сказку тихо шепчет, Прохладу средь жары дневной даёт. По броду мелкому я реку пересёк, И вновь меня ведёт вперёд дорога. Река уж позади, лишь ветерок Её прохладой в спину дышит мне немного. И вновь проходит время незаметно, Но солнце сдвинулась вверху над головой. Зной поутих и глубже стали тени, Разлился час вечерний золотой. Но ночь, как чёрный шёлка полог, На мир наброшенный неведомой рукой, Скрыл солнце рыжее за дальним горизонтом, Плеснул в пространство тихой темнотой. И... Ночь. Прохлада. Звёзды мне мигают С неба, где ещё лишь час назад Солнце светочем немеркнущим сияло... За облаком жемчужная луна... Что за странный мир вокруг таится В сине-чёрном воздухе ночном? Коль день столь необычно долго длился, Значит, и звёзды будут долго надо мной? Но, утомлён столь необычным путешествием В траве духмяной я устроил свой ночлег. Затмили взор усталый сновидения, И звёзды небо устилали, словно снег. Сон путника усталого приятен, Но вот проснулся, снова полон сил, Я, овеянный полуночной прохладой, И - снова в путь, водою хлеб запив. Луна то появлялась в звёздной пыли, То утопала в тёмных облаках. В её лучах жемчужины-росинки Блестели нежно в гуще мягких трав. И снова одесную блещет зыбко Река, подёрнута туманом-молоком. Как капли ртути, вспыхивают блики На тихой глади, дышит холодком Вода, что бег стремит обманчиво-неспешно Куда-то вдаль, за тёмный горизонт, Сливаясь впереди с потоком Млечным, Что сыплет в степь алмазы, горсти звёзд. Трава у вод поднялась густо, сочно, Ковром упругим расстелившись к камышам. В нём вязнут лапы, аромат цветочный Течёт медово, сладко им дышать. Бегут минуты и часы, туман колыша, Щекочет ветер в тишине рогоз. А я стремлюсь по берегу вперёд неслышно, Бегу сквозь мир оживших тихих грёз. Безмолвна ночь, не ждущая восхода, Прохладно влажное дыхание реки. Кружась под шёлком моря-небосвода, Трепещут крыльями ночные мотыльки. Но что это? Над гладью серебристой, Сквозь скрывший берега седой туман Ушей коснулся звук неслышно-быстрый. Был ли то ветров ночных обман, Иль в самом деле что-то, слух тревожа, Вдруг всколыхнуло тишь издалека? Прислушался, остановившись осторожно... И впрямь, какой-то шум несёт река! Спешу вперёд на шум, и чем он ближе, Чем чётче и тревожнее звучит, Тем больше он похож на грохот битвы, Тем звонче сталь далёкая звенит! Берега всё дальше раздвигая, Река широко разлила поток. В туманной тьме не видно уже края, Зато гремит всё ближе жаркий бой. И вот туман беззвучно распахнулся, Лучом блеснула свысока луна. Зеркальным озером река вдруг обернулась, На берегу кипела грозная война. Металось пламя факелов, пожаров, Дымами звёзды неба закоптив, Сталь о сталь звенела, скрежетала, И кровь багрянцем красила прилив. Прибрежная деревня защищалась От нападения нежданного в ночи. Дома горящие углями рассыпались, Темнели хищников озёрных корабли. Крысы злобные и жадные до битвы, Хорьки, желающие злата, грабежа, Ласки, горностаи, даже лисы В поиске рабов пришли сюда. Жители озёрные сражались Умело и отчаянно, но всё ж, Их было много меньше нападавших, В бою им тяжело уже пришлось. Мыши и выдры... Воинов мало, В основном - рыбаки и крестьяне. Берег озёрный устлан телами, С кровью мешается пламя. Воздух битвы грудь гневом наполнил, Дымный ветер взъерошил мех. Увлекая в кипение боя, Ножны с лязгом покинул меч. Белым призраком в кольчуге серебристой С рычаньем яростным врубился в строй врагов. Тяжёлый меч разящей вспышкой льдистой О брони хищников звенел, как гимн волков, Что пели предки в стародавних сечах, Свершенья древности вписав мечами в явь. Гремела ночь сраженья грозной речью, Смыкались когти, обагрялась сталь. Ударов градом средь врагов взметнувшись, Железным смерчем нечисть разметав, Теснил их к озеру, к прибрежных вётел гуще, Клинком вгрызаясь в бронь чужих металл. Поддержку получив, воспрянули селяне, Сомкнув решительней свой поредевший строй. Вновь вспыхнул гнев возмездия, как пламя, И жарче закипел кровавый бой. К кораблям пираты отступили, Раненых своих же побросав, Взобравшись на борт, поскорей отплыли, Оставив в спешке брошенный драккар. Лишь меньше половины уходило По тёмной глади к своим землям в ночь. Но разве можно просто отпустить их, Дать шанс вернуться, снова пролить кровь? Из жителей прибрежного посёлка Полдюжины отчаянных бойцов, Озёрных выдр бросились вдогонку За тающим во мраке кораблём На брошенном пиратами драккаре, Который не успели затопить. Взобравшись вслед за выдрами на палубу, Я приготовился за хищниками плыть. И - поднят парус, вёсла пенят воду, Вперёд, быстрей! Догнать, смести врага! Всё ближе силуэт тяжёлый, тёмный Неосвещённого огнями корабля! Приблизились! Уж гнутся с треском вёсла, И с грохотом борт стукнулся о борт! Клинки блеснули, отражая звёзды, Свой меч воздев, я бросился вперёд. Перескочив на палубу пиратов, Хлестнул врагов замахом круговым, Звенит металл, сапфир в мече сияет, Клинок разбойников без промаха разит. Выдры с дротиками вслед за мной взобрались, Ударив с яростью по гнусному врагу, Клинки и копья гневно опускались За кровь, за хижины, что преданы огню. Тесно и страшно в тесноте над бездной, Смерть пришла за теми, кто желал Своей наживы её сделать средством. На палубе бой грозный бушевал. Сражались выдры, мстя убийцам братьев, Светлый Вольфклинг нечисть поражал. Стонал настил, гудели доски палубы, Вой, грохот, крики, стали острой лязг. Но вот последний враг, прижавшись к мачте, Выставил перед собой топор. Готов в отчаяньи до гибели сражаться, Он выдрам дал отчаянный отпор. Удар тяжелый сбил бойца на доски, Дротик надвое за миг перерубив. К нему на выручку метнулся другой воин, Чуть печальную судьбу не разделив. Бойца неопытного оттолкнув подальше, Удар тяжёлый принял я на меч. Сватка яростная, краткая, взмах стали – И вражья голова скатилась с плеч. И – тишина. Лишь вдалеке над бездной Тонет эхо битвы в темноте. Драккар захвачен… Грозное возмездие Свершилось на озёрной той воде. Выдры, обступив, мне что-то говорят, К себе отпраздновать победу приглашают, За помощь ратную в бою благодарят, Вознаграждение и дружбу предлагают. Но не остановиться мне в пути, Простившись скоро с новыми друзьями, Решил на берег у ракит сойти, Под тонкими плакучими ветвями. И – снова в путь! Сырой туманный воздух Седою дымкой озеро сокрыл. От берега зовёт меня дорога, Луна вверху, как матовый берилл… Всё длится ночь… Туман развеял ветер, Гвозди звёзд пробили небо надо мной. Безмолвие, травы росистой шелест. Я – Нибелунг, иду неведомой тропой.
  10. Крыска! Крыска! Крыска Хлыст!
  11. Спасибо огромное, Крыска!!!))) Так приятно ^^
  12. Крыска! Крыска! Крыска Хлыст! Юхууу я участвовал в том эпизоде! Все великолепны! Стальнолапкин "Бой"! Фортунатины совы! Слегарчикова "Речь!" Всем вам шоколадку!
×
×
  • Create New...