Jump to content

"Легенда о "Буревестнике" (автор Декабрист)


Recommended Posts

утащу)))))))))))))))))))))))))))))

"Легенда о "Буревестнике"

 

Пролог.

 

Древние песни, что барды пели,

Запах костров и дым,

Повесть времен, прошедших давно,

Когда Рэдволл был молодым.

В Зале Большом пылает очаг,

Старые песни звенят,

Память о битвах и славе

Красные угли хранят.

Садитесь ближе к огню, малыши, -

Повести старины

Поведаю вам о тех временах,

Когда были сердца верны.

Крепко запомните мой рассказ,

Чтобы поведать потом,

Мудрыми и взрослыми став,

Другим малышам о том.

(Стихи из книги «Мериел из Рэдволла»)

От Автора:

Море хранит множество тайн, и порой случается, что какая-то древняя тайна всплывает на свет благодаря случайно найденной старинной рукописи. Такие тайны обычно называют легендами.

Так случилось и с этой старой легендой, датированной концом ДоМаттиасовского Периода Рэдволльской истории. На моем столе лежит рукопись, написанная в те стародавние времена мышью-странником, что пришел в Рэдволл в декабре месяце, через несколько десятков сезонов после событий, описываемых в его рукописи. По своей натуре, свойственной многим отшельникам, он предпочел не называть своего имени, но в летописи аббатства Рэдволл он стал известен как Декабрист.

Седые гребни волн, что охраняют величественный покой морских просторов, могли бы рассказать о многом…

О бесславных битвах морских, когда смертельной схватке сходились корабли,

О капитанах, хищниках иль жителях лесных, что вели свои команды на погибель…

О тех, кто став друзьями, перешли жизни незримую черту,

О воинах, что давши клятву, видя перед собой лишь заклятого врага, не думали о друзьях своих.

Но волны безмолвны, а историй таких много. О событиях дней минувших могут рассказать лишь живые. Этой старой рукописи очень повезло.

Я полагаю, многим интересно, почему гроза морей, лидер пиратов, от одного имени которого содрогались даже самые отчаянные корсары того времени нашел свою погибель именно в аббатстве Рэдволл? Ответ прост – он лишился своего корабля! О том, как Клуни Хлыст потерял свою печально знаменитую «Плеть Семи Морей» и рассказывает эта рукопись…

 

Часть первая. Пленник с "Каракатицы".

 

1 Глава.

Над Западным Морем стояла тихая безветренная погода. Одинокое судно шло на веслах. Мышонок проснулся от того, что что-то резко огрело по уху. С трудом разлепив глаза, он успел увернуться от второго удара бича. Хорек-надсмотрщик с силой схватил его за шиворот: "Шевелись! Не то живо у меня дохлятиной станешь!" - прошипел надсмотрщик, крепко припечатав мышонка о весло. Мышонок взялся за рукоятку и принялся помогать своему напарнику, напряженно вслушиваясь в звуки барабана сигнальщика. Судно совершало маневр. Это был корабль хитрого и мстительного капитана-работорговца, лиса Рэдрика Шаровая Молния, которого команда за глаза называла Безумным Рыжем. Назывался он "Каракатица". Эта старая приземистая двухпалубная галера, имевшая две мачты с изрядно полинявшими светло-зелеными парусами бороздила моря в поисках легкой добычи.

Лис стоял на мостике рядом с рулевым и боцманом, лениво взирая на рабов ворочавшие тяжелые весла его корабля. Капитан был в хорошем настроении: Ему посчастливилось в море напасть на след одного из самых знаменитых корсаров его времени. Лис еще в порту пиратского острова старался выкрасть информацию о маршрутах своих коллег по пиратству. И ему повезло. Получив нужную информацию, пират вышел в море с целю перехвата наиболее удачливых корсаров с целью перекупки или захвата рабов. Таким образом, этот огненно-рыжий авантюрист наживал себе огромные деньги и кучу смертельных врагов.

-Как ты думаешь, Боб, уж не думает ли Хлыст, что может преспокойно грабить корабли лесных жителей? О, да, этот наглый флибустьер с шипом на хвосте наверняка уже забыл, что остался должен мне своему старому работодателю!

Толстый неопрятный горностай Боб Криволап, корабельный боцман, поспешил ответить: -

-Пусть только попробует грабить корабли без твоего ведома капитан! Мигом узнает, из чего сделаны наши селедки!

Горностай зверски ухмыляясь лизнул кончик своего палаша.

-Отлично! Мне не терпится проведать братана. Нет сомнения, что паруса на горизонте принадлежат «Плети Семи Морей»!

Лис почти дружески похлопал боцмана по плечу. От такой фамильярности насмерть перепуганный боцман едва не выронил свой палаш.

-Готовьтесь мои морские варвары, впереди легкая добыча! Мы возьмем то, что взято чужими лапами!

Пираты загорланили, но вопли их были не очень-то уверенны, они понимали, что лис вздумал катить бочку на величайшего флибустьера здешних морей, и никому не хотелось портить себе шкуру.

Видя такое отношение команды к его предприятию, лис взбеленился. Молниеносно выхватив свою саблю, он набросился на первых попавшихся матросов, он принялся награждать их затрещинами и пинками, в бешенстве отрубая саблей концы ушей и усов.

-Недоумки! Дохлые рыбьи хребты!! Выполнять! Ваши набитые потрохами головы до сих пор не доперли, что вас не просто так кормят!!! Рыбоед! Курс на паруса!

Рэдрик злобно зыркал глазами на провинившихся.

-Переговоры буду вести я! А вы помалкивайте, да держите оружие наготове! Рванохвост! Бей полную скорость!

Каракатица сменила курс навстречу своей судьбе…

2 Глава.

Мышонок, которого рабы на галере звали Чернышом, с трудом работал веслом. Он не знал своего настоящего имени, не помнил свой дом. До того момента, как он оказался на палубе этого корабля, прошлое его было покрыто мраком. Мышонок помнил только страшную головную боль и леденящий душу хохот пиратов.

-Проклятье! Этим крысам в одном месте зудит!

Выругался раб-белка, напарник Черныша. И тут же стиснул зубы от боли. Пропустив мимо ушей ответную ругань надсмотрщика, белка продолжил уже тише.

-Ну и темп, уфф! Черныш, похоже лису не терпится попасть на тот свет! Видишь тот корабль, провалиться мне на этом месте, это корабль Клуни Хлыста! Говорят, пленных после разбоя он не берет, на что надеется этот пройдоха-лис! Он пойдет ко дну, вместе с нами…

Белка замолчал, надсмотрщик принялся нещадно стегать его хлыстом:

-Молчать, падаль, коли тебе еще дорога твоя жалкая жизнь!

Тем временем «Каракатица» подошла к борту большого пиратского корабля, рядом с которым из воды виднелись верхушки мачт, свидетельствовавшие о недавнем морском сражении.

Это была быстроходная трехмачтовая бригантина под пепельно-серыми парусами. Крепкий корпус, безупречная оснастка говорили о том, что это судно было построено для того, чтобы бороздить океанские просторы. Самой заметной деталью этого корабля была резная фигура на носу – голова прелестной крыски. Пусть грубовато выполненная, шероховатая, с несколько искаженными пропорциями, она представляла собой самую прекрасную вещь на этом мрачном корабле…

После безумной гонки рабы просто валились с лап, было невероятно жарко. Черныш еле нашел в себе силы, чтобы оглядеться. Он поднял лапу козырьком, насколько позволяли кандалы, и побледнел от ужаса. В свете палящего солнца с реи бригантины свисала веревка, на ней за передние лапы бала привязана молодая мышь. Он брыкался и старался лягнуть крыс-пиратов, державших его за хвост, не давая им связать его задние лапы.

На глаза Черныша навернулись слезы, он не мог видеть насилие. Его напарник вдруг скрипнул зубами, вцепившись взглядом в пирата, который только что подошел к борту бригантины. Такой огромной крысы рабы еще не видели, он был в два раза больше остальных членов команды, на левом глазу у него была черная повязка, а с морды не сходила жуткая ухмылка. На длиннющий хвост великокрыса был насажен жуткого вида железный шип, об убойной способности которого еще никому не приходилось сомневаться. Кротовий череп скрепляющий рваный синий плащ на груди, завершал облик крысиного главаря.

-Клуни Хлыст…

Прошептал пораженный зрелищем Орешник.

Рэдрик, увидев великокрыса, зловеще ухмыльнулся. Подойдя к борту, он напыжился и приготовился «толкать речь», как поговаривали потом его матросы. Но его опередили, Клуни вдруг перегнулся через борт «Плети Семи Морей» и оглушительно расхохотался:

-БВА-ХА-ХА-ХА!!! Вы только посмотрите, братва! Лопни мой единственный глаз, если это не дряхлый лис-работорговец притащился на своей дохлой селедке!!! Рэдриг, дружище, тебе что, помойки мало?! Хаар-ха-ха!

Крысы на бригантине дружно грохнули, перемигиваясь и подпихивая друг-дружку локтями.

Лис едва не задохнулся от злости! Со свистом выхватив саблю, он истошно завопил:

-Сукин сын! Да как ты смеешь!!! За то время, что ты работал юнгой на моем корабле, я мог бы десять раз прикончить тебя! Ты мне должен, как земля колхозу!!! Крыс это развеселило еще пуще, послышались издевки и «дружеские пожелания». Клуни вскинул лапу, крысы моментально замолчали. Тем временем Хлыст «мягко» спросил:

-Зубы Ада! Старина, я должник?! А чего я не помню?! *крыс состроил изумленную рожу, затем моментально сменил тон.* -Короче, что тебе надо, пустобрех?

-Две сотни рабов, *На «Каракатице» внезапно вырос лес из оружия, перекошенные от гнева (и страха тоже) морды не предвещали ничего хорошего* -Я не прощаю измены и убийства трех моих офицеров!

Гневно провозгласил свои условия работорговец.

-Зубы ада! Две сотни!? Не смеши меня! На что мне рабы? Их жизни ничего не стоят! Хочу, убиваю, пачками… А хочу, избавляюсь от них любыми другими способами!

Клуни вдруг подскочил к обессилевшей мыши, одним движением меча перерубил веревку, схватил пленника за связанные лапы, и с силой швырнул его на палубу «Каракатицы» прямо на рабов, сидевших на скамье гребцов.

-Пока, кореш, может мой подарочек тебя успокоит! Мне осталось перешвырять тебе еще сто девяносто девять дохлых тел!

Довольный своей шуткой, Клуни удалился, отдавая приказы матросам. «Плеть» стала уходить от рабовладельческого корабля. Рэдрик от злости не мог вымолвить ни слова. Крыса в красной тунике на корме «Плети» злобно ухмыльнулся и крикнул на прощание:

-Эй вы! Лапы нам марать о вас не охота! Вам с мирняками драться нада! А дерутся они зверски!

*Сырокрад небрежно указал лапой на обломки корабля и тела зверей, плававшие на воде.* -Не вам с нами тягаться! Позаботьтесь о своих шкурах, утопнете еще, хи-хи-хи… Ааау!

Крыс завопил от того, что кто-то двинул его по уху, и поспешно скрылся в каюте корабля.

Галеру заметно покачивало волнами, погода внезапно испортилась, загремел гром. «Плеть Семи Морей» была почти не видна из-за высоких волн и надвигавшегося тумана….

 

3 Глава.

Мстительный лис отдал приказ свернуть паруса, и пока матросы возились с ними, бродил по мокрой палубе, буквально шаря глазами по рабам, ища, на ком бы выместить свою злобу. Он мельком взглянул на новичка, дюжего малого, затем стал искать ослабевших рабов. Безумный взгляд его остановился на Черныше. Губы жестокого лиса расплылись в улыбке…

 

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...
  • 7 months later...

-Вам всем на этом корабле давно известно, что здесь не может быть лишних ртов, поэтому одному из жалких созданий придется покинуть корабль. Процесс проверки обычный – кто не поднимет груз на блоке, тот отправляется за борт. Ты первый!

Лис ткнул Черныша острием сабли, подавая сигнал надсмотрщику. Ласка Рванохвост отомкнул кандалы Черныша от основной цепи и подтолкнул его древком копья к мачте. Мышонок много раз видел, как таким образом определяли годность рабов к работе, но никогда не думал, что сам ослабнет настолько, чтобы его отправили за борт.

Глотая слезы, путаясь в рваных остатках своей одежды, мокрый, худой и беспомощный он взялся за веревку. Поднатужившись изо всех сил он попытался поднять на блоке пустую сорока литровую бочку из-под вина. Но даже такой груз был непосилен для истощенного неволей малыша. Гадко ухмыляясь, пираты подпихивали друг-дружку, предвкушая скорую расправу над несчастным существом. Рэдрик многозначительно поднял левую бровь. Рванохвост коротко хохотнул и резко развернувшись всем корпусом, с силой сбил лапой бочку с невысокого помоста, на котором она стояла. Бочка с грохотом ударилась о палубу, лапы Черныша, привязанные к веревке блока, моментально взметнулись вверх и он повис, едва касаясь задними лапами палубы. Очнувшийся к тому времени пленник с «Плети» увидел это издевательство, его мохнатые брови сдвинулись до предела, за щеками заходили желваки, цепь сковывавшая кандалы звякнула, натянулась, пудовые кулаки сжали ее у самых кандал так, что она затрепетала. Весь вид этого непокорного зверя говорил о том, что видя такие изуверства, он будет драться до последнего…

Тем временем, под дикий хохот команды, Рванохвост перерубил палашом веревку, схватил

мышонка за шкирку и поволок к борту. Там он швырнул его на парапет и с издевкой пригрозил:

-Прыгай, падаль, не то перед «свободой» тебе будет очень больно! Я буду резать тебя на куски!

Дрожа от холода и страха под проливным дождем, мышонок вытянул вперед закованные в кандалы лапы, его слов не было слышно из-за шума ливня.

-Обойдешься! Кандалы тебе посмертно!

Взвизгнул ласка надвигаясь с палашом на приговоренного. Тот начал пятиться вдоль борта, Пираты загомонили, послышался лязг оружия. Морду надсмотрщика перекосило от злости, он взревел и занес палаш, намереваясь порубить мышонка на части. Черныш едва успел увернуться от удара и упал прямо под ноги рабам. Невольники возмущенно заголосили, принялись сдвигаться вокруг мышонка, не давая подойти к нему остальным пиратам. Палаш вновь свистнул над несчастным, тот у же не мок сдвинуться с места от ужаса. И тут… Зазвенела сталь, чьи-то сильные лапы подставили туго натянутую цепь под оружие мясника. Опасно спокойные глаза блеснувшие под густыми бровями зверя, не предвещали надсмотрщику ничего хорошего. Цепь молниеносно перехлестнулась вокруг лезвия палаша, и он был с силой вырван из лап насмерть перепуганной ласки. Рванохвост истошно завопил прежде чем его оружие коснулось поверхности воды. На невольников со всех сторон бросились яростно орущие пираты. Парень с «Плети» успел только оттолкнуть Черныша на подставленные лапы товарищей по несчастью, на него навалилось сразу десять бандитов, принявшиеся жестоко избивать мыша.

Редрик Шаровая Молния был вне себя от ярости! Какие-то жалкие мыши вздумали сопротивляться! Про Черныша он уже забыл, его безумные глаза вцепились в вновь прибывшего пленника.

-Заприте всю эту падаль в трюме, а бунтовщика привести ко мне! Пираты поспешили выполнить приказ. Вскоре палуба была очищена, а пленник лежал перед работорговцем. Лис приставил к его горлу острие сабли:

-Ты помешал мне заменить рабов, на твою поганую шкуру между прочим! Я могу хоть сейчас лишить тебя жизни! *Жадные глаза лиса прищурились* -Но ты будешь жить, и мучиться, весь остаток своей жалкой жизни мучиться!!! Такие сильные рабы как ты дорого стоят, и клянусь рулем «Каракатицы», я тебя сломаю!!! Ты еще будешь лизать мои ботинки и молить о пощаде, но будет поздно, слишком поздно!

Глаза лиса горели черной ненавистью, но когда Редрик встретился взглядом с пленником, он внутренне содрогнулся: серые как сталь глаза мыши были спокойны, а во всей его фигуре чувствовалась скрытая угроза. Это напугало лиса, но виду он не подал.

-Уведите его! Посадите в балластный трюм к штрафникам! И этого мышонка, тоже! Так он сдохнет быстрее… И запомните, недоумки, никого из штрафников не кормить! Пока я не скажу…

Отдав приказ, Редрик наклонился над Рванохвостом:

-А ты проследи, чтобы мои приказы выполнялись! И да, смотри, чтобы невольники не передавали штрафникам свои жалкие объедки. Знаю я их…

-Так точно кэп!

Отрапортовав, незадачливый надсмотрщик поспешил убраться прочь.

 

4 Глава.

Пленник с «Плети Семи Морей» очнулся от того, что его кто-то тормошил. Открыв глаза, он обнаружил, что оказался завален камнями и всяким сыпучим мусором. Его пытались откопать две мыши. В одной из них он узнал мышонка, которого он спас, а второй зверь был ему незнаком. Мышонок улыбнулся:

-Ты очнулся! Мы уж думали, что не сможем тебя откопать! Меня зовут Черныш, а вот его Декабристом звать, он попал сюда поскольку едва не задушил пирата во время последней драки.. *Заросший молчаливый мышь со странным шрамом на щеке коротко кивнул.* -А как зовут тебя?

-Меня зовут Дик, сын Денно.

-Очень приятно! Рад с тобой познакомиться!

Обменявшись лапопжатиями, Черныш продолжил:

-Это место пираты называют «дробильной камерой», сюда кидают особо провинившихся невольников, здесь запросто может заживо засыпать, особенно во время шторма. Корабль сильно качнулся, часть балласта осыпалась и взору зверей предстали чьи-то кости уже изрядно расплющенные и перемолотые камнями. Их вид заставил узников прервать разговоры и заняться откапыванием Дика. Наконец после нескольких часов борьбы за свою жизнь, в течение которых звери парировали качки судна, заслонялись от камней и периодически откапывали друг-друга, качка несколько поутихла и вконец измотанные, покрытые синяками мыши смогли передохнуть.

У всех на языке вертелось множество вопросов. Черныш уже открыл рот, чтобы что-то спросить у Дика, но ему помешали. На средней палубе послышались шум и крики, крышка люка над головами штрафников внезапно открылась, и через нее бесцеремонно втолкнули нового узника. Этим «новым» оказался знакомый Чернышу белка.

-Орешник! Тебя за что посадили?!!

 

 

 

Link to comment
Share on other sites

Услышав вопрос мышонка, белка хмыкнул, отряхиваясь:

-Я несколько переборщил со сбором пищи вот и попался! Славная была свалка! Надеюсь, при мне осталось хоть что-то из того, что я украл на камбузе…

Белка пошевелил плечами и из-под его куртки упало несколько сухарей.

-Вот, пожуйте, только не торопитесь с быстрым и полным уничтожением пищи, поскольку следующая передача, я думаю, будет не скоро! –Подмигнул белка, раздавая товарищам по неволе сухари.

-Точнее, ее совсем не будет, потому что ты сидишь здесь. *Мрачно заметил Декабрист, указав на белку остатком сухаря.*

-Подумаешь, переборщил со стонами и прочей пугательной техникой, старая уловка дала сбой… Это была между прочим, твоя идея!

Белка небрежно махнул лапой и заерзал на куче мусора, стараясь улечься поудобнее. Мышь помрачнел и ничего не сказал. Черныш поспешил объяснить Дику:

-Орешник раньше работал в цирковой труппе и знает немало трюков и фокусов. Когда пираты назначили его в наряд на разноску пищи для рабов, он стал нашим основным диверсантом. Ты не представляешь, на сколько пираты суеверны! Они готовы поверить во всяких морских чудищ и призраков…

-Любой непонятный звук, необъяснимое явление, будь то странный шорох, мычание, или еще что нибуть нечленораздельное давало отличный повод для паники среди матросов. А я тем временем воровал провизию!

Встрял в разговор неугомонный белка. Исчерпав тему, звери неожиданно замолчали, стараясь сохранить равновесие, потому что снова началась сильная качка. Шторм был нешуточный. Молчание нарушил Черныш, задав наконец вопрос, который давно интересовал сокамерников:

-Дик, как ты попал на «Плеть»? Ваш корабль был атакован…

Мышонок неловко замолчал, вопросительно взирая на собеседника. Дик тяжело вдохнул:

-Да. Все кто был на корабле, погибли, лишь я остался в живых… Я должен отомстить Хлысту за гибель команды и моего отца!!!

Молодой мышь еле сдерживался от ярости, он успокоился только когда Черныш успокаивающе положил свою ладошку на его лапу. Увидев потрясенные морды друзей, мышь понял, что обязан рассказать им свою историю.

 

5 Глава.

Рассказ Дика.

-Я родился на северном побережье Западного моря. Говорят, крепость Саламандастрн надежно защищает этот край, но пираты бесчинствовали и там. Мать мою звали Элиза, но отец мой Денно, любил называть ее просто – Василек. Было у меня два младших брата – Тим и Рэм. Отец мой служил капитаном на военном корабле, охранявшим воды Западного Моря. Корабль «Песнь волны» подчинялся Саламандасторну, его экипаж состоял в основном из зайцев. Так что, мой отец был пожалуй, единственным мышью-капитаном, служившим у Лорда Урта Белого.

В этот год особенно участились набеги пиратов на прибережные селения, поэтому Владыка Саламандасторна принял решение переселить жителей ряда деревень, в том числе и нашей, поближе к крепости, чтобы как-то обезопасить население от набегов. Мой отец должен был охранять торговое судно с беженцами до прибытия в Саламандасторн. Опасность была велика – битком набитое мирными жителями судно было заманчивой добычей для пиратов-работорговцев. Военный корабль был ненадежной защитой, ведь набеги на побережье были слишком частыми, чтобы можно было поверить в возможность лишь одиночного нападения в открытом море.

Декабрист напряженно спросил:

-Когда мы подплывали к «Плети», был виден остов одного корабля, торгового. А где был военный?

Дик слабо улыбнулся, сев поудобнее на остатках винной бочки:

-Сейчас объясню. Дело в том, что Денно пошел на хитрость. Как сейчас помню его разговор с боцманом Тармо:

-Ты хоть понимаешь, мышиная твоя головушка, как мы рискуем?! Беженцы поплывут без сопровождения!!!

Денно невозмутимо парировал зайцу:

-Они поплывут в трюме военного корабля, тем курсом, которым обычно проходит морской дозор. И ты Тармо, лично сменишь капитана Ларса на капитанском посту!

-Ты отпустишь их без солдат?! Да ты, ты… Сумасшедший!

Тармо ошарашено открыл рот, не зная что сказать.

-С ними будет команда облаченная в военную форму и пятнадцать солдат для моральной поддержки. Пираты не рискнут пересечь путь дозорного корабля.

-А как же мы? Мы что, останемся как бабы на берегу?!

Возмущенно воскликнул один из боец из команды «Песни Волны» Денно широко улыбнулся:

-Остальные бойцы поплывут со мной на торговом корабле. Мы отвлечем внимание пиратов от военного корабля, нашей «Песни Волны» и станем опасной приманкой для головорезов!

-И все же, очень рискованно. Я полагаю, солдат на борту корабля с беженцами должно быть больше!

-Беженцев и так слишком много, «Песнь Волны не приспособлена для перевозки такого количества зверей. К тому же, в здешних водах объявился один из свирепейших пиратов Средиземья – Клуни Хлыст. Он сильнейший из пиратских капитанов, и скорей всего будет контролировать торговый маршрут. Мы должны избавить моря от постоянной опасности разбойничьих набегов. Без такого предводителя как Клуни, пираты не будут так опасны как сейчас.

Закончив объяснение, Денно взглянул на преданные морды своих соратников:

-Друзья! Вы согласны идти со мной?

Целый лес лап вырос перед капитаном. Так для бывшего ранее безымянным торгового корабля началось его последнее плавание.

Сильная качка временно оборвала рассказ Дика. Некоторое время звери боролись со стихией в лице мешков с мусором и прочим балластом. Когда стало качать поспокойнее, Дик продолжил свое повествование:

-Отец не хотел брать меня с собой, он настаивал на том, чтобы я плыл с матерью и братьями на «Песне Волны», отговариваясь фразами «семье нужен мужчина» и «сын, благородные мыши не бросают беззащитных матерей, плыви с ними.» Так что я некоторое время плыл на «Семге» тайком, зайцем так сказать. Меня обнаружили незадолго до сегодняшнего дня, когда нас атаковала «Плеть Семи Морей» Отец до конца своей жизни сердился на меня, я думаю, он так и не простил меня за свой безрассудный поступок… Он погиб… Вся команда погибла… Клуни Хлыст потопил «Семгу»!

Вид у Дика был очень расстроенный, он дрожал от гнева. Это было совсем недавно! Воспоминания, тяжелые как могильные плиты воспоминания вставали в его памяти.

-Он был жив, недавно… Он хотел очистить море от пиратов и Клуни Хлыст убил его. Убил, потому что отец защищал меня!

…Два корабля сошлись в море. Пираты не стали тратить время на переговоры и напали сразу. Это была хорошо продуманная засада возле группы скалистых островов, расположение которых влияла на течение и поведение ветра. Быстрая «Плеть» догнала неповоротливый торговый корабль и начался кровопролитный бой. Клуни отлично спланировал нападение, не учел он только того, что на «Семге» были не мирные звери, а воины! Последнее обстоятельство не испугало крысиного капитана, а даже дало волю безудержному желанию убивать!

Не смотря на то, что у Денно были храбрые воины, зайцы из Саламандасторна, свирепые крысы под началом сильного, неутомимого и беспощадного капитана, каким являлся Клуни Хлыст, стали брать верх, наводняя палубу «семги» и оставляя после себя горы трупов.

-Зубы Ада!!! Рвите их, чтоб и клочья морю не достались! Пленных не брать! Здесь не должно остаться ни одного воина, запомните это!!!

 

 

Link to comment
Share on other sites

6 глава.

Сражение на «Семге»

Клуни Хлыст, легендарный предводитель хищного мира был настоящим воплощением бога войны. Его единственный глаз горел боевым огнем, меч в его лапах методично крушил черепа врагов, а смертоносный шип на его длиннющем хвосте беспрестанно свистел плетью смерти. Зайцы не смогли удержать палубу в своих лапах, поскольку напор пиратов был слишком велик. Клуни шел на своих противников как невиданный таран. Дело дошло до лапопашной и форменного мордобоя, поскольку на палубе «Семги» стало тесно от разгоряченных бойцов и трупов. Многие в тот день угодили за борт на закусь акулам. Защитники отступили на корму, где еще до абордажа была устроена баррикада. Даже готовые к бою лучники не смогли помешать крысам. От их метких выстрелов уже погибло не менее двадцати головорезов, но лучники на реях «Плети» тоже были не промах. Они охотились за Денно, которого так некстати выдал капитанский мундир. Капитан пригнулся за баррикадой и крикнул:

-Берегите головы, если не хотите на тот свет!

Рядом с ним мешком свалился один из офицеров со стрелой в горле, не успев даже пикнуть.

-Проклятье!!! Ричмонд! Чтоб тебя…

Стрела свистнула совсем рядом, оборвав жизнь еще одного зайца. Денно просто кипел от ярости:

-Лучники!!! Реи им пооборвите, вашу мать, они там как осы!!! Ох, чтоб тебя!!!

Пираты под шумок затеянный стрелками, попытались прорваться за баррикаду, и один особо ловкий бандит угодил прямо под капитанскую саблю. Денно брезгливо вытер свое оружие об одежду пирата.

-Мы должны устоять…

-Капитан, смотрите!

Голос зайца-наблюдателя непривычно дрожал, Денно не сразу понял, что что-то изменилось. Мышь обернулся и увидел, что пираты прекратили штурм. Многие из них нагло ухмылялись. Кто-то грубо окликнул его:

-Зубы ада, мышь! Зачем берешь с собой молокососов а?! Он пытался проткнуть мой плащ!

Холодея от ужаса, Денно увидел что Клуни держит за шкирку Дика. Команда «Семги пораженно молчала. Зайцы не смогли даже помешать пиратам приблизиться вплотную к баррикаде и теперь пики передовых крыс назидательно торчали у самых носов защитников. Денно было очень горько осознавать что даже один пленник попавший к пиратам, способен сделать поражение необратимым. К тому же это был его сын. Капитан «Семги» поборол секундную слабость и спокойно спросил:

-Что тебе надо крыса?

Морда Клуни расплылась в довольной ухмылке.

-Тебе не дорога его жизнь? Клади оружие, сражение окончено.

-Отпусти моего матроса крыса, ты нарушаешь закон чести, используя его в качестве щита.

Клуни резко сжал молодую мышь в своих объятьях и молниеносным движением приставил к его шее кинжал. Его голос зарокотал подобно грому:

-ЭТО ТВОЙ ОТПРЫСК ШЕЛЬМЕЦ! Ты единственная и упрямая мышь на этом капустном корыте!!! Зуба ада, БРОСАЙ ОРУЖИЕ, не то я отправлю этого молокососа пинком прямо к воротам в Темный Лес!

Зайцы уже не могли сопротивляться. Пираты уже начали бесцеремонно вырывать и отбрасывать оружие у матросов «Семги»

Капитанская сабля глухо стукнула о дощатый пол.

-Отпусти его, пират. Возьми меня.

Дик отчаянно задергался в лапах у Клуни, но тот лишь усмехнулся и подтолкнул его вперед, направляясь к сдающимся матросам «Семги». Лапу с шеи мыши он так и не убрал. Пираты с Гиком и хохотом крутили лапы пленным. Они не церемонясь добивали раненых и увлеченно мародерствовали. Снимали вещи даже с живых.

Дик опять прервал свой рассказ. Было видно, что ему очень тяжело вспоминать те ужасные события, которые произошли только вчера. Звери молчали. Черныш тихонько плакал уткнувшись в бок Орешника. Белка прижал его к себе, взирая непонимающим взглядом на дика. Декабрист был внешне спокоен. Он только спросил:

-Как это произошло, что ты оказался среди пиратов?

-Отец запер меня в каюте, но перед абордажем я сбежал оттуда в трюм и спрятался. Отец не успел меня найти, а я слишком поздно понял, что корабль атакован.

Декабрист сочувственно промолчал и Дик продолжил рассказ:

Клуни победоносно уставился единственным своим глазом на бывшего капитана и почти миролюбиво спросил:

-Что везем а? Мы обшарили все судно, но на нем нет ничего кроме бестолковых зайцев. Что скажешь в свое оправдание?

-Мы воины крыса.

-Так, так! Мирные просто так по морю не шарятся, Клянусь «Плетью»! Говори! Жизнь твоего сына в твоих лапах!

-Мы пришли сразиться с тобой

Глухо произнес Денно, опустив голову и не глядя на сына.

-Ты лжешь мышь! Что делает в море это заячье корыто, говори!!!

Великокрыса явно не устроил ответ Денно и он решил еще раз сыграть на чувствах пленников, чтобы узнать правду. Он схватил связанного Дика и сделал вид будто намеревается выбросить пленка за борт. Как он и ожидал, нервы Денно не выдержали, и он безрассудно бросился на Клуни. Осталось только отбросить мышь в сторону и насладиться беспомощным состоянием пленников.

Но Клуни просто не успел среагировать, хотя был готов к атаке. Поворачиваясь к борту, он заметил на горизонте светло-зеленые паруса какой-то галеры. Секундой задержки вполне хватило. Дик сильно задергался в лапах у пирата и Денно воспользовавшись моментом успел повалить своего противника на пол.

-Ты обещал сохранить ему жизнь.

-Паршивые молокососы, вы еще узнаете каков я в гневе!

Клуни отпустил Дика и сбросил с себя Денно. Рывком поднявшись на лапы, он схватил капитана «Семги» за шею с свирепым ревом придавил его к мачте.

-Думал меня удушить?! Ты слаб мышь! Ты погубил свой экипаж и еще за что-то цепляешься?!! Ты умрешь здесь. Краснозуб, тащи веревку!

Дик попытался встать, но кто-то из пиратов пинком снова отправил его на пол. Денно привязали к мачте. Клуни зачем-то вынул меч из ножен, а потом убрал его обратно в ножны. Рядом с мачтой невесть как материализовалась мрачного вида крыса в плаще. Морда ее была скрыта под капюшоном. Клуни щелкнул пальцами будто вспомнив что-то, и спросил у вновь прибывшего:

-Ну что Призрак, есть что-то по этому делу? Из капюшона послышался глухой шелестящий голос.

-Да, я говорил с пленными. Это приманка. Наши данные верны.

Призрак выдержал зловещую паузу и веско добавил:

-Они очень нежные, эти зайцы. И наивные.

Клуни заметно помрачнел.

-Беженцы ушли на твоем корабле мышь! Это очень плохо для вас. Я ненавижу барсуков. Как заклятые враги всех пиратов, вы все останетесь гнить на своей посудине! Но… Я сдержу слово. Твой сын останется жив,. Пока…

Круто развернувшись, главарь пиратов принялся отдавать приказания.

-Темнокоготь! Бери пятерых ребят и пробей этому капустному корыту днище! Призрак! Проверь, чтобы заячьи душонки никуда не делись из своей плавучей могилы! Краснозуб, займись трофеями, оружие еще никому не помешало… А этого я возьму с собой, пригодится.

Дик от горя не смог даже пошевелиться. Его волоком доставили на палубу «Плети» Тем временем на «Семге» деловито сновали пираты собирая трофеи и подготавливая судно к затоплению. Они торопились, замеченная в море галера довольно шустро приближалась к «Плети семи морей» Дик бессильно лежал на палубе и смотрел сквозь перила только в одно место – на мечту, где был привязан отец. Последние головорезы покидали «Семгу», вооруженные до зубов и готовые порвать глотки своим подельникам, что приближались к месту сражения на невольничьей галере. Торговое судно медленно оседало на нос, погружаясь в море. Из трюма слышалась возня, временами кто-то кричал. Дик видел фигуру своего отца, но тот не проронил ни слова и даже не поднял головы. Когда голова Денно скрылась под водой, Дик не смог сдержать слез. Он уткнулся носом в палубу и закрыл глаза, чтобы не видеть кровавый водоворот на месте «Семги» и трупы павших, всплывавшие на поверхность моря. В душе молодой мыши образовалась глубокая пропасть, которую он не смог преодолеть до конца своей жизни…

В конце рассказа Дик горько признался друзьям, что его беспокоит не только факт своего предательства по отношению к отцу, но и возросшая вероятность нападения «Плети семи морей» на «Песнь волны», где были беженцы.

Декабрист первый прервал затянувшееся молчание, сухо заметив:

-Успокойся, ты жив, и главное – молод и полон сил. Мы теперь знаем о «Песне волны», нужно только выбраться из этой камеры. А сейчас нам нужно сохранить силы.

Стихия за бортом уже почти не напоминала о своем присутствии и пленники в трюме «Каракатицы» теперь могли отдохнуть. На море забрезжил робкий рассвет и первый лучик солнца упал на парус невольничьей галеры, будто желая показать, что Небу не безразличны судьбы зверей находящихся в море.

 

 

Link to comment
Share on other sites

7 глава

Двуликий бунт.

Несмотря на то, что буря окончательно стихла, Черныш еще долго не мог уснуть. Мышонка чрезвычайно взволновала судьба Дика. Он мысленно спрашивал себя, почему все произошло так, а не иначе. И не мог понять, почему Дик считает что Клуни непременно нападет на «Песнь волны». «Как жесток мир! И некому объяснить мне почему так происходит, ведь у меня нет семьи…» С этими мыслями мышонок уснул, завернувшись в какой-то старый мешок. Утром его разбудило какое-то шевеление в трюме.

-Проснись, соня! На тебе столько мусора, а ты спишь как сурок!

Над мышонком нагнулся Орешник и нетерпеливо тряс его за плечо.

-Доброе утро Орешник! А где Декабрист и Дик?

-Тсс! Потише, малыш. Наверху что-то происходит и Декабрист пытается расшифровать сигналы наших товарищей. Кажется, Поскребыш хочет что-то сказать…

Белка кивнул головой в сторону мышей, залезших на кучу мусора и прильнувших ушами к низкому потолку. Они напряженно слушали, стараясь не пропустить не звука. Наверху послышалось тихое шуршание, потом кто-то кажется стукнул дощечкой о переборку. Раз, другой… Дик устал томиться в неведении и тихо спросил у Декабриста:

-Ну что там? Что происходит?

-Ничего не понимаю! Толи сигнал новый, толи я стал плохо слышать. Так, три сигнала, пауза… Нет, два…

Недовольно проворчал Декабрист силясь сопоставить звуки с уговоренными ранее сигналами. Наконец он бросил это бесполезное занятие и сердито позвал белку:

-Орешник, поди сюда! У тебя вроде слух получше, можешь разобрать сигнал?

Белка поднялся с пола и навострил уши. Наконец он что-то разобрал и сообщил:

-Два стука, пауза, длинная. Затем три стука, короткая пауза. Сигнал повторяется. Все! Смолк! Ждет ответа.

Декабрист радостно потер лапы и немедленно простучал по потолку три раза. После чего н слез с кучи и пояснил друзьям:

-Поскребыш сообщает, что они наконец расшатали крепления цепей к которым прикована Белла. Это значит, что почти все готово к бунту.

-К бунту! Надо выбираться, чтобы помочь им!

Усы Дика воинственно топорщились, глаза горели. Мышь просто не мог спокойно отреагировать на эту столь желанную новость. Декабрист недовольно поморщился:

-Не торопись, не нужно шуметь, не то поднимем на ноги всех пиратов, и все дело будет загублено. Нужно подождать. Сядьте, и ни звука! Слушайте что происходит наверху.

С этими словами мышь преспокойно уселся на свое место. Дик с непонимающим видом уселся рядом. Черныш принес какие-то тряпки, в которые были завернуты собраннее в трюме мелкие камни.. Декабрист одобряюще кивнул.

-Молодец, не забыл, что я говорил тебе про пращи.

Мышонок испуганно взглянул на старшую мышь. Декабрист увидев волнение своего подопечного, ласково потрепал его по голове

-Не волнуйся, если все пойдет как задумано, мы сможем избежать потерь.

Орешник тем временем дежурил у люка. Он с брезгливым выражением морды держал в лапах какую-то берцовую кость на манер дубинки, чутко прислушиваясь к происходящему наверху.

-Тсс, не шумите! Там что-то упало.

Мыши как по команде повернули головы к люку. Дверь скрипнула и откинулась. В проеме замаячила чья-то фигура. Послышался тихий свист. Орешник с облегчением опустил дубинку и тихо спросил:

-Ну? Что там с охраной?

-Хурр, это самое, вышел он, урр, на палубу. Дезинформация сработала.

-Заметано, Вилли! Надо нам выбираться отсюда, пока никто не помешал! Веревка есть?

-Урр, здесь она! Вылазьте из энтой ямы, подсобите мне…

В люк спустилась веревка. Белка схватился за нее, подтянулся и вылез через люк на среднюю палубу. Вслед за ним поднялись и все остальные.

Дик взволнованно озирался – вроде на палубе были только рабы. Черныш и Орешник ушли помогать остальным рабам освобождаться от оков. Декабрист спросил у Вилли:

-Где Поскребыш? Что с остальными часовыми?

-Урр, охранники вышли на палубу, Поскребыш дежурит у внешнего люка.

Тем временем возле пятерых рабов собрались остальные освобожденные звери. Некоторые из них держали в лапах палки, цепи и прочие предметы что могли послужить первое время оружием. Многие из них были сильно истощены, но выглядели решительно. Дик насчитал двух выдр, ежа и двух белок. Еще на палубе было десятка три полевых мышей и землероек среди которых около половины – женщины и подростки. В дальнем углу невольничьей палубы около перегородки разделяющей палубу и камбуз с кубриком слышалось шевеление и позвякивание – это двое выдр помогали освободиться от цепей тем узникам, которые не могли сделать это самостоятельно. Декабрист осмотрелся, оценивая ситуацию, затем произнес:

-Так, пока матросы в кубрике, надо брать инициативу в свои лапы. Дик, Орешник, Сэм и Салли –идете со мной на палубу. Гурт, Тернер – остаетесь здесь, удерживайте Беллу здесь, пока я не скажу!

Дик удивленно взглянул на старшого, но тот заметил и упредил его вопрос. Декабрист тихо произнес, глядя Дику прямо в глаза:

-Белла это наш козырь. Она сильна, но из-за издевательств пиратов почти потеряла рассудок. Ею сейчас движет только желание убивать. Если она вырвется на палубу раньше времени, мы потеряем всю инициативу.

Выдры услышав разговор, выпрямились. Перебросившись с братом парой слов, Гурт подошел к своему командиру.

-Мы поняли, не беспокойся. Ее сейчас может успокоить только любовь к детям.

-Выдра кивнул вглубь палубы где находился его брат. Там на скамье сидела большая барсучиха, возле нее копошилось несколько мышат. Они увлеченно играли, радуясь своей относительной свободе и стараясь привлечь все внимание барсучихи на них. Барсучиха умиротворенно урчала, убаюкивая самого маленького мышонка, который казалось, задремал у нее на коленях.

Декабрист глубоко вздохнул, поворачиваясь к люку.

-Риск слишком велик, следите в оба братья!

Возле люка нетерпеливо топтался землеройка. Он не удержался и выпалил:

-Вы скоро, скоро там? Поскребыш устал ждать! Хищники в кубрике, сильно, сильно шумят! На палубе пока чисто!.

Землеройка нервно икнул. Декабрист взволнованно спросил, сжав в лапах палку.

-Что случилось, Поскребыш?

--А вот, гляди! Землеройка призывно махнул лапой и приоткрыл люк.

На палубе, возле мачты, выронив палаш лежала крыса. Из спины у нее торчала стрела. Декабрист с досадой поморщился.

-Стреляли со стороны кубрика. От сюда слышу, как там шумно! К капитану наверное бежал… Поскребыш, капитан в каюте? Кроме него никого там нет?

-Из каюты лис и носу не показывал. А этот тип был его посыльным. Из каюты бегал к кубрику, да обратно не успел…

-Понятно, надо брать капитана. Лишний козырь нам не помешает. С этими словами Декабрист откинул люк и вылез на палубу. Он осторожно прокрался к трупу и снял с него саблю и кинжал, после чего вернулся к своим. Отдав нож Орешнику а совою палку Дику. Мышь сообщил остальным свой план.

-Поскребыш, идешь с нами. Около люка на вахте остаются Вилли и Черныш. Главное, не высовывайтесь! Остальные – идем к каюте… Тут в разговор встрял неугомонный Орешник. Он выступил вперед и обиженно выпятил губу:

-У кэпа в каюте сигнальный колокол, забыл? Один звонок и крысы из кубрика тут как тут! Декабрист не растерялся и веско парировал:

-Это не меняет дела! Подкараулим на палубе и отрежем пути к отступлению. Сэм, Салли, спрячетесь снаружи за перилами бортов, для вас белок это не проблема!

-Хорошо, сделаем! Ответил Сэм. Салли уже скользнула по обшивки за борт, зажав в зубах спрятанный когда-то нож.

-Ну а мы спрячемся за каютой на корме. Я буду караулить дверь. Дик с сомнением в голосе спросил:

-Лис может прорваться к кубрику. да и вообще, выйдет ли он?

-Рэдрику некуда деваться, посыльный долго отсутствует. Тут скрипнула дверь и Декабрист сообщил уже шепотом, но дик все же расслышал.

-Матросы бунтуют, в кубрике похоже драка…

 

 

 

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

8 Глава.

Своя судьба.

Дверь открылась и капитан собственной персоной ступил на палубу. Вид у него был несколько диковатый – все шло наперекосяк, с тех пор как он разговаривал с Клуни Хлыстом. Глаза лиса остановились на мертвой крысе а правая лапа судорожно схватилась за саблю с золоченой рукояткой. Лис развернулся к двери и едва не напоролся на выставленный палаш. Оглушительно хлопнула дверь. Это Декабрист начал действовать. Рэдрик со свистом вытащил саблю и затравленно огляделся. Он был окружен! От каюты его отрезали две мыши, от бортов со стороны кормы вперед выступили белка и землеройка. С носовой части судна из-за бортов выпрыгнули две белки а еще дальше кто-то копошился в люке ведущем в трюм с рабами. Лис все понял. Не мешкая ни секунды, он сделал четыре быстрых выпада, заставив Декабриста и Дика замереть на месте а Поскребыша с Орешником отступить, чтобы не попасть под удары его сабли. После чего лис резко развернулся и закричал во всю силу своих легких:

-БУНТ НА КОРРАБЛЕ, РРАЗГИЛЬДЯИ!!!

Белки бросились на него чтобы преградить путь к трюму и кубрику , сзади наседали остальные четверо бунтовщиков, стараясь задержать лиса.

Рэдрик успел опрокинуть Салли и нанес рубящий удар Сэму. Тот коротко вскрикнул, но Орешник не дал лису прикончить друга, он успел отбить второй удар кинжалом и резко развернувшись, дал левой лапой в челюсть, заставив оппонента попятиться. Декабрист тем временем попытался обойти лиса, чтобы не дать ему прорваться дальше люка в трюм. Звери дрались так близко к люку, что Черныш, увидев кровь, вскрикнул и инстинктивно отодвинулся от проема. Он стоял на лестнице и потеряв равновесие свалился на пол. Это вызвало неожиданный шум в трюме. Глаза барсучихи уставились на пятнышко света, где лежал потирающий затылок мышонок. До ее слуха донесся лязг мечей и шум на палубе. Ее глаза загорелись кровавым огнем, она теперь непрерывно смотрела на люк. Послышался крик ненавистного капитана. Из ее груди вырывалось глухое рычание. Малыш спавший у нее на коленях проснулся, почувствовав неладное. Увидев глаза барсучихи, он мячиком скатился с коленей и испуганно прижался к одной из мышей-невольниц. В трюме раздался звон разрываемых цепей…

Тем временем обстановка на палубе накалялась, из кубрика стали выскакивать пираты. Декабрист схватил Дика, пытавшегося огреть Рэдрика палкой и потянул к борту.

-Назад! Всем к борту! Держитесь подальше от люка!!!

Повстанцы с непонимающими взглядами принялись отступать. Рэдрик увидев матросов, сунулся было к ним, но вдруг резко затормозил, заподозрив неладное. На палубу вылезли пятеро матросов – два горностая и трое крыс, вооруженные кто чем, от кривых кинжалов и палашей, до ножек от столов. Матросы остановились в нерешительности, заметив взбунтовавшихся рабов и разъяренного капитана. Глаза Рэдрика метали молнии, лис никак не мог поверить в происходящее.

-Что происходит?! Где старший…

-У нас проблемы большие чем я предполагал, капитан. Похоже на двойной бунт. – Из люка вылез Рванохвост. Ласка был вооружен двумя кинжалами, явно попортившими чью-то кровь.

Звуки борьбы в кубрике усилились, и на палубу вылетела крыса. Мертвая. С рваной раной на шее. Не успел пират шлепнуться на дощатый настил, как из трюма появилось новое лицо. Это был хорек, известный на судне под прозвищем Жженый Билли. У него не было левого уха и хвост его свидетельствовал о том, что зверь побывал в жестокой огненной заварушке. Билли держал в лапах видавший виды окровавленный палаш. Вслед за хорем стали вылезать пираты, явно решившие оспорить капитанскую власть. Их было пятеро.

Рэдрик был в бешенстве, он скрежетал зубами, мысленно проклиная весь этот корабль и весь этот сброд, но ничего не мог поделать. Конечно, вместе с Рванохвостом и его ребятами он имел некоторое численное превосходство, но взбунтовавшиеся рабы сильно осложняли дело. Впрочем, они пока не нападали.

Воцарилось напряженное молчание. На палубе «Каракатицы» находились три противоборствующие группы: На носу Жженый Билли и пятеро бунтовщиков, у правого борта капитан Рэдрик с верными ему шестью матросами, а за невольничьим люком Декабрист с отрядом из пятерых рабов. Первым молчание нарушил Билли. Хорек взмахнул палашом, смахивая на палубу рубиновые капли:

-Ну что капитан, Че молчишь? Ты сегодня прям как жареная селедка на плите, я говорю тебе это как кок этого драного корыта!

Капитан казалось не замечал лидера бунтовщиков, его взгляд был прикован к ласке что стоял возле главаря. Это был корабельный боцман! Глаза лиса сузились до предела, он уже ненавидел толстого боцмана.

-Боб… Криволап! Предатель!!! Ты… у меня…

Капитан не успел договорить, потому что события имевшие давние предпосылки, стали развиваться слишком быстро для него. Из трюма послышался страшный рев, тяжелый топот, чей-то испуганный писк и на палубе появилась барсучиха. Рэдрик успел только обернуться. Последнее что он услышал, это команды предводителей бунтовщиков и Рванохвоста:

-Стоять на месте, не ввязываться в бой! Пусть полосатая зверюга разорвет их, мы должны уцелеть!

-Отойдите! Белла вошла в кровавый гнев! Она разорвет любого, кто к ней приблизится! Не спускайте глаз с пиратов на носу!

-Парни! Убейте зверя! Ей нужен капитан!!!

И кровавые глаз безумной барсучихи, над которой он издевался лично, стали его последним видением.

Белла налетела на него как ураган клыков и когтей, схватила его своими могучими лапами и бросила о деревянное ограждение борта с такой силой, что вышибла из лиса дух. Она собиралась порвать капитана в клочья, когда на нее налетели верные ему матросы. Рванохвост и его товарищи пытались отбить от барсучихи тело своего капитана, позабыв о рабах и даже о бунтовщиках, которые даже не сдвинулись с места в ожидания исхода кровавой бойни.

-ТВВАРЮГА, ОШИБКА ПРИРОДЫ! А НУ БРОСЬ ЕГО!!! – Рванохвост юлой вился вокруг барсучихи, не упуская момента, чтобы раз - другой язвить ее кинжалами. Шестеро пиратов дрались как озверелые. Кажется, они осознали что кому-то нужны. Поняв, что шестеро слишком навязываются на кровавую месть, Белла с рычанием отбросила тело капитана прямо в море. Рэдрик так и не смог очнуться…

Озверевший зверь раскидывал пиратов получая при этом все новые и новые раны. Двое крыс погибли на месте, поскольку были не очень решительны. Зато гибель трех членов команды не лишило мужества оставшихся четверых. Они вдруг осознали, что несмотря на явное меньшинство, они оставались командой, хищниками. Этот барсук был тоже хищником, врагом на борту. Он был опасен. Его надо было остановить во что бы то ни стало. Рванохвост был надсмотрщиком. Он знал, как опасны барсуки в бою, но он не боялся. Это был его последний враг на этом корабле, демон прошлого, которого у него уже не было.

Ход боя был предрешен. Сила барсука помноженная на боль, ярость, гнев, разбитое прошлое, сделала свое дело. В живых остался один Рваный. Хорек понял, что должен прекратить эту бойню, потому что он остался один. Когда Белла задушила последнего горностая из команды, он бросился на барсучиху сбоку, увлекая ее за борт. Барсучиха сжала его в своих лапах и они исчезли под водой.

 

9 Глава

Мы все свободные звери.

Черныш наблюдал за бойней из люка. Он пропустил начало битвы, когда Белла опрокинула возле люка, но конец потряс его очень сильно. В глазах мышонка выступили слезы.

-Не могу поверить, что Белла погибла! Она могла быть хорошей матерью, если бы не этот корабль…

-Вурр! Она сейчас в темном лесу, малыш. Надеюсь она встретила свою семью. Хурр, она должно быть счастлива сейчас.

Вилли ободряюще похлопал мышонка по плечу. По мордочке старого крота тоже текли слезы.

Рабы хмуро взирали на оставшуюся шестерку пиратов. Выдры Гурт и Тернер вышли из трюма с кандалами и палками чтобы поддержать отряд. Они не видели бойни, но сразу поняли, что для Беллы случилось непоправимое. Гурт сообщил что оставшиеся тридцать взрослых зверей освобождены.

Шестеро оставшихся пиратов тоже были поражены исходом битвы. Они были готовы к тому, что барсук выйдет из под контроля, но что их оппоненты будут драться до конца, их удивило.

-Ты был храбрым парнем, Рванохвост. Жаль, что твой капитан не блистал умом, чтобы понять что жил на бочке пороха с тех пор, как пленил барсука…

Хищники склонили головы, внимая речи своего предводителя. Билли погладил подбородок и продолжил, глядя в глаза Декабристу - он уже понял, кто командир у рабов.

-Мышь, я десять сезонов со своими корешами служил на этом корыте. Да, мы хищники! Наш капитан не мог понять, что лишил нас свободы, заставляя плавать на корыте полном зверья!

Пираты шеренгой приблизились к боту, что стоял посреди палубы перед люком в трюм. Рабы заметно напряглись, ожидая что придется подраться… за свободу.

-Мое требование таково! Мы уйдем с этой лохани. И если вы попытаемся задержать нас, костьми ляжете здесь, на палубе!

Декабрист спокойно оперся на палаш и не меняя выражения своей морды сказал:

-Воля твоя, хорек! Но если вы сунетесь в трюм… Вы пойдете вместо суши на корм к акулам.

Жженый Билли махнул лапой, и трое из пиратов спустились в кубрик. Хорек иронично усмехнулся:

-Не без оружия, конечно же, мышь!

Декабрист тихо предупредил Дика и Орешника:

-Дайте им уйти, главное, охраняйте вход в трюм!

 

Link to comment
Share on other sites

А я и не прибедняюсь. Тащемто, я и вправду ничего серьёзного и длинного не пишу. Всё оно как-то по-детски немного выходит. А я мечтаю наваять хотя бы мало-мальски серьёзную драму. Но пока единственное, что у меня более-менее вышло в этом жанре - четвёртая глава "Frozen Insanity".

Link to comment
Share on other sites

  • 6 months later...

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...