Jump to content

Дети войны (про Сварта, большой)


Recommended Posts

Как бы предыстория изгнанника.

***1***

Солнце освещало широкую иссушенную степь. Земля потрескалась, кое-где из торчали жёсткие пучки жёлтой травы, где-то росли колючие кусты. По лазури ясного голубого неба мелькали чёрные точки высоко летящих птиц.

На краю степи, у основании невысоких скал - словно под их защитой - стояла полуразрушенная лачужка, в которой жило семейство хорька Снура Шестикогтя. В семье было много детей, но двое из недавно умерли от голода. Сейчас осталось всего шестеро детей, воспитывала которых мать Марта. Снур часто на время покидал их, пытаясь найти пропитаение.

Сейчас двое сыновей Снура,Сварт и Кастиэл, возвращались домой из похода за едой в соседнюю деревню. Добыли они маловато: мешок пшена, два меха воды и пол-краюшки хлеба.

Кастиэл был уже взрослым, а вот слабенький и хилый Сварт - совсем маленьким. Он уже очень устал: его пятки горели, солнце било в макушку; ему казалось, что земля и песок были везде: за шиворотом, в ушах, в носу, в глазах, скрипели на зубах. Со вчерашнего утра его сильно лихорадило.

- Каа-ас, я больше... не могу,- еле выговорил Сварт.

- Не можешь? Не можешь?!- тут же рассвирепел Кастиэл. Успев выйти вперёд, он метнулся назад к брату, надавал ему подзатыльников и стегнул по спине колючим прутом.- Я тебе покажу "не могу"! Ну-ка быстро пошёл вперёд, гадёныш!

Кастиэл пнул Сварта. Тот выскочил вперёд, лапы его заплелись и он свалился на колени. Но тут же он вскочил и припустил со всех ног к избушке, спотыкаясь, падая и снова вставая.

- То-то же!- рявкнул Кастиэл.

Он рос весь в отца - жестокий, воинственный, крепкий хорь. Впрочем, все сыновья Снура вырастали сильными, противовес дочерям, слабым как мать. Кас хотел быть таким же как отец, во всех отношениях. И хотел, чтобы тот гордился им. Но тот не обращал на него внимания, считал слишком наглым и самонадеянным. И Кас злился: любимчиком Снура всегда был кто угодно, только не он. Сначала Форни, который умер недавно, теперь Сварт. Кастиэла мучила страшная ревность, и как только они со Свартом оставались наедине, младший брат становился жертвой жестокости старшего.

...Сварт добежал до редкого заборчика своего дома, и вдруг остановился.

- Ну, и что ты встал, как пень?- Кас подошёл к брату и толкнул его вперёд. Но тот, дрожа, крепко стоял на месте.

- Я т-туда н-не п-пойду,- проговорил, заикаясь, Сварт.- Там запах смерти!

Шерсть на загривке встала дыбом, коротенькие усики встопорщились. Кас опять толкнул его, и Сварт глухо зарычал:

- Отпусти меня! И не трогай!- хорёнок свирепо ощерился на мучителя.

- Ты совсем обнаглел?! Смеешь на меня зубы скалить?- Кастиэл ударил Сварта по лицу левой лапой, оставив на носу и правой щеке шесть глубоких царапин, затем пнул его. И Сварт, наконец, ввалился внутрь.

...То, что они увидели внутри, заставило их опуститься на пол. Все их трое сестёр и один брат, мать с отцом лежали на полу мёртвые, пронзённые копьями. Всюду на полу виднелись кровавые лужицы, драные лоскуты одежды, битая посуда.

- Так, подожди здесь, я посмотрю, что там в огороде,- сказал Кас и вышел.

"В огороде?"- мысленно удивился Сварт, но промолчал. Оставшись один, он вдруг услышал шорох.

- Сварт, сынок,- позвал едва слышный голос и хорёнок увидел перед собой отца.

- П-папа?

- Бли...же, сын.- Сварт придвинулся, Снур почти ласково погладил его шестипалую лапу.- Ты Шестикогть, как... все мужчины в... нашем роду... Слушай меня... Ты теперь остаёшься с Кастиэлом. Ты... должен слушаться его,.. он старше... Но не позволяй ему... издеваться над тобой... Возьми это,.. не показывай брату... Этот талисман когда-нибудь... спасёт тебе жизнь...

Снур слабой лапой повесил на шею Сварту свой талисман - чёрный камень с шестью вдавленными рубинами размером с крупное рисовое зёрнышко. Сварт вяло улыбнулся - сам он не сильно верил в силы всяческих талисманов. Он хоть и был ребёнком, но веру в чудо в нём давно убила трудная жизнь впроголодь в большой семье, да ещё с таким братом как Кастиэл.

- Ну, вот, приятель,- Снур улыбнулся в ответ, не догадываясь об истинной причине улыбки своего маленького сына. Наконец, Снур уронил голову на бок и умер.

- Папа, папочка,- всхлипнул Сварт.

Тут вернулся Кастиэл; он молча смотрел, стоя в дверях и прислонившись к косяку. Наконец, Кас сердито буркнул:

- Хватит ныть, сопляк! Пошли,- Кас схватил Сварта за шиворот куртки и рывком поставил на ноги.

- Но куда нам идти?- всхлипывая, спросил Сварт.

- Не имеет значения, просто пошли...

Кастиэл выволок брата из лачуги, и, таща его, отправился к той самой деревне, из которой они возвращались домой. На запад.

Он не знал, куда идёт и куда ведёт младшего брата. И зачем...

Так они покинули свой разрушенный дом.

Мальчики шли под палящим солнцем, Кас изредка подгонял Сварта пинками.

 

***2***

 

 

В тоже время далеко-далеко от дома Шестикогтей, в стране Цветущих Мхов то же самое солнце светило и грело мягко и нежно. В аббатстве Рэдволл готовились к празднику Названия Лета.

По двору носились диббуны, голосили, играли, кидались лепестками цветков, приготовленных для украшения. Мартин и Белла стояли у пруда, и, задрав головы, глядели на верхушку северной башни.

- Как прекрасно наше аббатство! И как быстро бежит время,- улыбнулся Мартин. Я уже так стар…

- Ах-ха-ха!- Белла рассмеялась и легонько толкнула Мартина.- Ты на меня погляди! По сравнению со мной ты просто мышонок-несмышлёныш в пелёнках!

Мартин усмехнулся. Тут в него врезалась на бегу маленькая зайчиха Нолана.

- Ой, извините!- пискнула она и поскакала дальше.

Несколько детишек – ежиха Мирта, белки Рыжуха, Сьюмин и Чиппер, зайчиха Виола и мышка Цинния – затеяли игру в мячик. Тот был сшит из тряпичных лоскутов, набит тряпками и листьями. Дети пинали его и кидали руками друг другу. Всё было хорошо, но вдруг Чиппер слишком сильно ударил по мячу ногой. Тот упал на голову Виолы и развалился. Тряпки и листья с землёй рассыпались, повиснув на её ушах и носу.

- Ах, ты! Гадкий Чип!- завопила зайчиха, схватила ком земли и собралась швырнуть в Чипа.

Мартин хотел, было, вмешаться, но его опередили. Мышка-подросток Мериам схватила Виолу за лапу.

- Прекрати сейчас же! Чип не хотел тебя обидеть специально! Он сделал случайно. Чип, извинись. Виола, ты тоже!

- Прости, Ви, я не хотел сделать тебе больно!- Чип виновато улыбнулся ей.

Виола насупилась.

- Ага, как же!- проворчала зайчиха.- Ты всегда стараешься чем-нибудь мне насолить!

Виола вырвала из лапы Мериам свою и собралась пойти прочь, но тут над ней выросла огромная тень. Это была Белла. Виола оторопела и встала, как вкопанная.

- Что здесь происходит?- спросила барсучиха.

- Небольшой инцидент, госпожа Белла,- ответила, мягко улыбаясь, мышь.- Не беспокойтесь, я разберусь сама. Виола! Твоё слово!

Зайчиха исподлобья оглядела присутствующих и повернувшись к Чипу, процедила сквозь зубы:

- Извини, Чип.

Она торопливо отправилась в здание аббатства. Чип виновато поглядел ей в след.

- Что ж, я вижу, инцидент исчерпан!- заключил Мартин, поглядев ей вслед. Мериам лучезарно улыбнулась. Тут к ней подошла Мирта и взяла мышь за лапку.

- Привет, подружка! Пойдём на кухню, выпьем чайку?

- Всегда рада! Хм, только я думала, что ты играешь с остальными в мячик…

- Нет, думаю, они теперь справятся без меня. Так что пошли. Госпожа Белла, господин Мартин, вы не против?

- Да-да, девочка, прекрасная идея!- ответил Мартин.

- Мериам, Мирта, передайте поварам, чтобы вечером подали всем чай на свежем воздухе. Такая прекрасная погода, грех не воспользоваться!- сказала Белла.

Они кивнули и отправились на кухню. Сначала они шли степенным, размеренным шагом, затем остановились, пошептались, а потом припустили наперегонки с весёлым звонким смехом.

- Да, Мериам умеет остановить скандалистов!- сказал Мартин, когда они с Беллой продолжили свою прогулку по двору аббатства.

- Помяни моё словно, мой милый друг! Когда-нибудь она станет прекрасной аббатисой!- ответила барсучиха.

- Да, наверно,- ответил Мартин.

***

Виола сидела в Большом Зале на полу. Настроение у неё было отвратительное. Насупившись, зайчиха сидела, обняв колени.

- Привет!- послышался вдруг приятный голосок.

Виола подняла голову – перед ней стояла молоденькая мышь по имени Веснушка, жена Гонфлета.

- Здравствуйте, Веснушка,- слегка удивлённо ответила Виола.

- А чего мы такие мрачные?- спросила Веснушка.

- Чип пнул в меня мяч, и тот попал мне по голове! И развалился, вот полюбуйтесь – сколько мусора у меня на ушах повисло!

Веснушка звонко рассмеялась и сняла с уха зайчихи длинный лоскут.

- И ты думаешь, что он это сделал специально?- спросила мышь.

- А разве нет?- спросила Виола в ответ. Однако в её глазах отразилось сомнение.

Веснушка наклонилась над ней, вздёрнула ей подбородок и заставила смотреть себе в глаза.

- Послушай, девочка. Ты уже большая, и тебе не пристало устраивать детские капризы и скандалы! Ты – заяц, значит, будущий воин Саламандастронского дозорного отряда!

В глазах Виолы отразился неподдельный интерес.

- Правда?- с надеждой спросила она.

- Да, конечно. Но только если ты научишься управлять своими эмоциями! И будешь уметь оценивать ситуацию здраво…

Виола затаила дыхание и задумалась. Наконец, она тихо спросила:

- Мисс Веснушка, Чип ведь не виноват, правда?

Веснушка улыбнулась.

- И я должна извиниться, да?

- А ты как думаешь?- ответила вопросом на вопрос Веснушка.

Виола подскочила и обняла её.

- Спасибо, спасибо, спасибо!

- Не за что, дорогая!

Виола выскочила во двор. В окно Веснушка увидела, как зайчиха подбежала к бельчонку и расцеловала его в обе щеки с возгласом:

- Чип, миленький! Я такая глупая, прости меня!

Обалдевший Чип промямлил:

- Да, э-э… Конечно…

Веснушка умиленно улыбнулась.

***3***

Солнце село, песок под ногами всё ещё был горяч и обжигал босые стопы. Двое хорьков шли по полупустыне, едва переставляя лапы. Сварт каким-то образом вышел вперёд, хотя обычно брат всегда обгонял его. Сил у них почти не осталось, а путь снова в деревню оказался длиннее, чем утром. То, что им удалось добыть вчера, едва хватит им, чтобы дойти до «пункта назначения» - так неужели этого хватило бы на всю их большую семью хотябы на завтрак?! Навряд ли…

Сварт вышел вперёд, чтобы не получать тумаков от Кастиэла. Но прошёл он так всего час, потом его ноги подкосились и он рухнул на землю без чувств. Кас ускорил шаг и склонился над братом.

- Эй, Сварти!- с трудом промямлил Кас и похлопал брата по щекам. Но тот в себя не приходил. У него болела голова, в глазах туманилось. Кас приподнял брата, прижал его к груди. И тут же почувствал тепло: может, это просто лихорадка у младшего брата. А может, и нет...

Но всё равно для Кастиэла это было другое тепло. Свирепый и жестокий, сейчас он чувствовал себя почти одиноким: его семья убита, и единственный кто у него остался – это младший брат.

Кастиэл поднял брата и понёс на руках в деревню.

***

Наконец, Кастиэл вступил в деревню… и упал в обморок вместе с братом на руках.

- Эй, что с вами?- с криком подбежали к ним белка и выдра. Рассмотрев страдальцев, выдра недоверчиво сказала:- Хищники. Не стоит им доверять, конечно. Но…

- Как бы там не было, мы должны помогать несчастным путникам! Маленький хорёнок совсем болен! Да и старший, похоже, не слишком здоров. Понесли их больницу!

Белка подняла Сварта, выдра взвалила на плечи Кастиэла.

К вечеру Кас пришёл ненадолго в себя.

- О, ты очнулся!- произнёс, потирая лапы, мышь-лекарь.

- Ммм… Где… мой… брат?- с трудом выговорил Кастиэл.

- Знаете, юноша, он серьёзно болен. Ему нужно с месяц теперь лежать в постели – у бедного малыша сильнейшая лихорадка. Я уж было решил, что бедняге не жить, но вроде пока обошлось.

- Уууу… проклятье, Сварт!- прошипел Кастиэл и снова отключился.

Два дня Кас не приходил больше в себя: он был сильно истощён. Но затем, наконец, пошёл на поправку. Однажды утром он просулся и огляделся. Сварт лежал на соседней постели, он тяжело дышал и что-то лепетал. Точнее, просто шевелил губами, с которых не срывалось не единого звука. Нос был тёмно-багрового цвета, глаза опухшие, на ресницах застыли слезинки.

Это всё Кастиэл видел не впервые. Обычно он сам и голод доводили братишку до такого состояния. Раньше Касу это однако нравилось: он всегда завидовал Сварту и из ревности старался извести любыми способами. Ревновал к нему отца… А теперь отец мёртв и ревновать больше некого. И брат теперь – всё, что у него осталось. А ему ещё говорят, что он может потерять Сварта! Совсем один Кастиэл не собирался оставаться! Он боялся одиночества. Он теперь быстро поправится сам, а потом будет добывать всеми силами средства на лекарства для брата.

Но он даже не знал, как надо заботиться маленьких детях: этим всегда занималась мать. Кастиэлу стало страшно: вдруг он что-то сделает не так, и брат умрёт?

Однако, это не было настоящей братской любовью, это был просто форменный эгоизм. Кастиэл хотел сделать из Сварта личного слугу, когда тот поправится. Возможно, лучше бы Сварту и не поправляться…

Кастиэл хмурил брови, а по его лицу катились слёзы страха и отчаяния. Вдруг хорёк понял, что на него смотрят. То был лекарь. Кас не хотел, что бы такое никчёмное, по его мнению, создание, как старик-мышь, видел его слабость.

- Чего уставился?- злобно ощерился он, дёрнул на себя одеяло, и, отвернувшись, укрылся с головой.

Лекарь, увидев, как его плечи мелко вздрагивают под одеялом и, услыхав приглушённые всхлипы, покачал головой.

 

***4***

Капрал Пенстемон стоял у окна крепости Саламандастрон. Мрачные мысли одолевали его. Давно не было в их боевой крепости владыки-барсука, со времён гибели Вепря Бойца.

Море было спокойно, волны едва заметно перекатывались. Золотистое закатное с розоватыми пятнышками небо покрывали лёгкие облачка, маячили тёмные штришки и точки морских птиц.

Пенстемон размышлял о том, как вернуть в Саламандастрон лорда, но тут его занятие прервалось. Примчавшись и распахнув дверь, на пороге появился другой заяц – рядовой Колеус.

- Капрал, на берегу нашли старую морскую крысу! Она ранена и умирает.

- И какое мне до этого должно быть дело?- раздражённо буркнул Пенстемон, даже не повернувшись. Не дожидаясь ответа, он снова погрузился в себя.

В комнате стояла духота, на небе появилось несколько свинцовых туч, в воздухе повисла мёртвая тишина до звона в ушах. Всё это предвещало ночную грозу.

Колеус, замявшись неловко, стоял в дверях и молчал. И вдруг вздрогнул – капрал снова заговорил с ним:

- Ты хотел ещё что-то сказать?

- А, во-во, да! Хотел,- и он опять запнулся.

- Ну, и?

- Близнецы Типпенс и Таппенс сказали, будто крыса бормочет какие-то пророчества, во-во!

- Пророчества? Хм, интересно послушать, во-во-во! Веди меня!

Зайцы отправились в подвал по коридорам Саламандастрона. Войдя в лазарет, Пенстемон обнаружил на старом матрасе, лежащем на полу под небольшим оконцем старую морскую крысу, израненную и едва живую. Одета она была в какое-то выцветшее изодранное пиратское тряпьё. Рядом с ней копошились двое юных зайчат.

- Ничего-ничего! Сейчас забинтуем, и всё будет хорошо!- лепетала Таппенс. Её брат пытался напоить крысу какой-то микстурой. Однако та только кашляла и отплёвывалась.

- Нет-нет… Послушайте… Зверь с шестью металлическими когтями… страшен… Придёт в деревню юноша, брат излечится… Выйдут в море… Шесть когтей – в живот… И пойдёт братоубийца на краснокаменный дом…

- Краснокаменный дом?- недоуменно переспросил шёпотом Колеус.

- Хм, похоже на описание строящегося аббатства Рэдволл. Тамошние жители строят всё из красного песчаника,- ответил тихо Пенстемон.

Колеус кивнул. Тем временем Таппенс приподняла голову крысы, а Типпенс снова попытался влить ей в пасть лекарство. Но крыса поперхнулась и принялась откашливаться и плеваться. Типпенс похлопал её по спине.

- Тише-тише, во-во! Всё хоро…

- Но брат выйдет из волн… Найдёт семью новую… Снова матери лишится, матери названной… И мстить отправится… Братоубийца не получит ничего от краснокаменных стен, пойдёт к горе огненной барсучьей и… ууу,- пробормотала крыса и её голова свесилась на бок.

Таппенс вздрогнула – в высоком маленьком окошке сверкнула молния и отбросила на стену страшные тени, а затем пророкотал раскат грома. Типпенс тоже слегка испугался, затем собрался с мыслями, и, повернувшись к капралу и рядовому, возвестил:

- Она мертва.

Пенстемон нахмурился и задумался, остальные замерли в ожидании его ответа. Наконец, он молвил:

- Похоже, скоро у аббатства Рэдволл появится опасный враг. Мы обязаны предупредить их и помочь. Таппенс, найди, пожалуйста, сержанта Ибериса и приведи его в мой кабинет. Придёшь потом вместе с ним. Колеус, похорони крысу на берегу. Типпенс, за мной.

Колеус и Таппенс отдали честь и отправились выполнять приказы. Пенстемон и Типпенс отправились в кабинет капрала. Вскоре к ним присоединились сержант Иберис и Таппенс. Пенстемон пересказал сержанту пророчества морской крысы. Тот отнёсся к ним несколько саркастически.

- А можем ли мы верить старой пиратке? Вдруг нас хотят просто отвлечь, заставить половину уйти, а потом нападут целые полчища этих негодяев?

- Нет, крыса была одна, это точно. Судя по её виду, её выкинули за борт, и потом её принесло к нашему берегу,- сказала юная зайчиха.

- А что до предсказаний, то я уверен, что они правдивы. Я много слышал о подобных случаях,- сказал Пенстемон.- Я думаю, надо послать в аббатство несколько зайцев, минимум на два сезона. Ведь мы точно не знаем, когда именно появится этот ужасный зверь с шестью металлическими когтями.

- Хм, что ж, пусть будет так. И кто пойдёт?- спросил Иберис.

- Думаю, близнецы, вы, Колеус и я. Если там мы узнаем о приближении врага, и если он будет вести за собой большую армию, то мы пошлём гонца в Саламандастрон, тогда к нам выёдет подкрепление. Предупредите Колеуса. Сегодня собираем вещи, выходим завтра на заре. А пока – вы свободны.

Близнецы обменялись счастливыми взглядами, они многое слышали о Рэдволле, к тому же им сулили интересное путешествие. Заметив их радость, Пенстемон улыбнулся уголком рта. Зайцы отсалютовали капралу и вышли. Пенстемон повернулся к окну и стал глядеть на чёрное от туч небо, периодически разрываемое молниями. Водяная пыль летела ему в лицо, а ветер хлестал по прищуренным глазам.

Близилась буря.

***5***

В Сумеречном Лесу, что на Изумрудном Острове, бушевал ураган. Он гнул и ломал деревья, ветки; он сбивал с ног, хлестал по чём попало, вздымал с земли пыль, сорванные листья, хвойные иглы, швырял всё это и брызги ливня в лицо.

Молодой хорёк, согнувшись в три погибели, шмыгнул в деревянный вагончик.

- Вот и Рой!- бодро воскликнул другой хорёк.- Ну, трюкач сдрейфил?

- Отвали, Оттис! Ничего я не сдрейфил!- огрызнулся пришедший; вода текла с него ручьями. Хорёк отряхнулся.

- Так, прекратите ругаться!- приказал громкий грудной голос. Это была барсучиха, высокая и крепко сложенная.

Рой повернулся к ней:

- Слушаюсь, Элиста!

Оттис презрительно фыркнул:

- Тряпка и подхалим! Не сдрейфил, говоришь? А что ж ты так долго копошился под тем деревом? Ты не полез! Я тебя там не видел!

- Сам ты тряпка! Белоручка! Все трюки в спектаклях я за тебя делаю!- крикнул Рой, бросаясь на Оттиса с кулаками. Но тут между ними встала молоденькая симпатичная хорьчиха.

- Не надо драться, мальчики! Оттис, прекрати дразнить Роя! Вы оба как дети малые!

Оттис зашипел и отвернулся, а Рой обижено надулся:

- Вовсе я не как малое дитя, Ивли! И ещё, Оттис, если я не полез, то откуда же у меня это?

Он высыпал на пол из завёрнутого подола рубахи кучу кедровых шишек, полных орехов. Элиста улыбнулась и похлопала его по плечу.

- Молодец! Но больше я не позволю тебе так рисковать! Сегодня ужасная гроза.

Она взяла огромное пушистое полотенце и стала вытирать мокрого насквозь хорька.

- Переоденься! А потом сядь вон туда, там самое тёплое место!- показала барсучиха на дальний угол.

Хорёк отошёл в сторону к сундуку с запасной одеждой. К барсучихе подошёл рослый самец-выдра:

- Зачем ты взяла этих хорьков в труппу? Они хищники! От них добра не жди.

- Не нужно этого пессимизма, Фишер! Рой и Ивли – славные ребята, они никогда не прольёт чью-либо кровь!- сказала барсучиха.

Но Фишер продолжал хмуриться:

- Рой и Ивли – да, приятные звери, спору нет. Хотя Рой вспыльчив и вполне может в драку полезть, и всё же он не хладнокровный убийца. Но я не уверен в Оттисе – он настоящий хорёк, один взгляд чего стоит! Когда-нибудь он подкинет нам большую свинью!

- Внешне он, конечно, вызывает неприятное чувство, но не будь столь категоричен, друг! Ты можешь и ошибиться.

- Ну-ну, поживём-увидим,- скептически буркнул выдра. Барсучиха, поглядев ему в след, покачала головой.

Рой, переодевшись, сел там, где показали. Скоро белка по имени Кира принесла ему миску с горячей овсянкой.

- Спасибо,- сказал он ей.

Она молча улыбнулась и села рядом со своей миской. Она не разговаривала с детства, с тех пор как увидела, как разбойники убили её семью. Её саму успели спрятать родители. Рою было жаль её, и он много раз пытался развеселить белку. Но в крайних случаях Кира только начинала смеяться, вполне искренне, однако продолжая обходиться без разговоров. Рой, Кира, Ивли, Оттис и Фишер все входили в труппу бродячих артистов Элисты, называя себя «Боярышником». Было ещё пару мышей-акробатов, ёж-жонглёр и заяц поэт. И если не считать ссоры Роя и Оттиса, компания эта была вполне дружная.

Через пару часов все уже заснули. Кроме Роя, он не любил грозу, а раскаты грома и стук веток по кону сильно мешали ему успокоить разгорячённую душу.

***

Наступило утро. Высыпав дружно на улицу, актёрская труппа обнаружила, что гроза повалила довольно много деревьев. Пока некоторые разминались после сна – или беспокойной ночи – Элиста и Фишер убрали поваленные стволы, затем запряглись в повозку. Остальные забрались внутрь. Вскоре они были на окраине леса. И тут послышались чьи-то воинственные крики. Элиста и Фишер остановились.

- Что за шум?- насторожился выдра.

- Эй, вы! Бродяги, гоните всё, что есть!- крикнула им крыса в пиратской одежде, выскочив на дорогу в пяти шагах.

- А если нет?- вызывающе спросила барсучиха.

- А если нет – то вам каюк!- мерзко захихикала крыса, облизывая щербатое лезвие своего ножа. Позади неё на дорогу выскочили ещё пираты, с два-три десятка.

Элиста и Фишер обменялись серьёзными взглядами, оба подняли по одной лапе и помахали. Остальные члены труппы стали выбираться из тележки.

- Что вы от нас хотите? У нас нет ничего ценного!- пискнула одна из мышек.

- Молчи, Миртл!- тихо сказал ей Уорен, заяц.- Таким бандитам мы никогда уступать не станем!

Она глянула на него испуганно. Пираты стали окружать артистов. Тут одна из крыс вырвала у Миртл сумку, висевшую на её плече и с радостным визгом помчалась прочь. Другая крыса попыталась ударить мышку, но Уорен ударил его ногой в живот.

- Не смей обижать даму!

Завязалась склока. Артисты сцепились с пиратами.

- Нет! Там мамины вещи! Это всё, что осталось от неё!- всхлипнула Миртл.

- Успокойся! Всё будет хорошо!- уверил её Рой и помчался за вором.

Миртл побежала следом за ними. В это время Фишер, Элиста и Уорен успели вырубить несколько крыс, а заяц даже разбил двум головы о камень. Остальные крысы испугались расправы и помчались прочь, успев стянуть некоторые узелки из телеги.

- Эй, стой!- крикнул Рой крысе, прыгнул ей на спину и вцепился зубами в её ухо. Из него тут же брызнула кровь. Крыса заверещала от боли и скинула с себя хорька, а тот успел вырвать у неё сумку. Рой отскочил, сунул сумку Миртл, та прижала её к сердцу и отбежала прочь. Тут ещё одна крыса, пробегая мио, ударила Роя в затылок рукоятью своего меча, схватила за шиворот приятеля и помчалась прочь.

- Ау!- вскрикнул Рой и шлёпнулся на землю.

- Рой, ты живой?- спросила, подбежав, запыхавшаяся барсучиха.

- Да, но голова слегка болит!

- Он ударил тебя до крови!- ахнула Миртл.- Надо срочно промыть!

Элиста помогла хорьку встать.

- Пошли, мальчик, пошли! Ты настоящий герой!

Втроём они вернулись к тележке.

- О, Боже! Что случилось?- спросила Ивли.

- Не сейчас! Принеси аптечку!- приказала барсучиха.

Рану Роя обработали и нанесли повязку. Затем стали проверять, что пропало.

- Они украли всю еду, негодяи, во-во-во!- пробурчал Уорен.

- Постыдись, ушастый!- ответил ему ёж Тагетес.- Роя чуть не убили, всех могли ранить! А ты жалуешься на пропажу еды!

- Но…

- Прекратите спорить!- приказала Элиста.- Надо собрать то, что осталось, и уезжать из леса поскорее! Они могут вернуться с приятелями, и их будет намного больше! Тогда нам их не одолеть.

Оставшиеся вещи были собраны, труппа погрузилась обратно в тележку, и Элиста и Фишер ещё быстрее, чем раньше, повезли её прочь из леса.

 

 

 

 

 

 

Link to comment
Share on other sites

Как бы предыстория изгнанника.

***1***

Солнце освещало широкую иссушенную степь. Земля потрескалась, кое-где из торчали жёсткие пучки жёлтой травы, где-то росли колючие кусты. По лазури ясного голубого неба мелькали чёрные точки высоко летящих птиц.

На краю степи, у основании невысоких скал - словно под их защитой - стояла полуразрушенная лачужка, в которой жило семейство хорька Снура Шестикогтя. В семье было много детей, но двое из недавно умерли от голода. Сейчас осталось всего шестеро детей, воспитывала которых мать Марта. Снур часто на время покидал их, пытаясь найти пропитаение.

Сейчас двое сыновей Снура,Сварт и Кастиэл, возвращались домой из похода за едой в соседнюю деревню. Добыли они маловато: мешок пшена, два меха воды и пол-краюшки хлеба.

Кастиэл был уже взрослым, а вот слабенький и хилый Сварт - совсем маленьким. Он уже очень устал: его пятки горели, солнце било в макушку; ему казалось, что земля и песок были везде: за шиворотом, в ушах, в носу, в глазах, скрипели на зубах. Со вчерашнего утра его сильно лихорадило.

- Каа-ас, я больше... не могу,- еле выговорил Сварт.

- Не можешь? Не можешь?!- тут же рассвирепел Кастиэл. Успев выйти вперёд, он метнулся назад к брату, надавал ему подзатыльников и стегнул по спине колючим прутом.- Я тебе покажу "не могу"! Ну-ка быстро пошёл вперёд, гадёныш!

Кастиэл пнул Сварта. Тот выскочил вперёд, лапы его заплелись и он свалился на колени. Но тут же он вскочил и припустил со всех ног к избушке, спотыкаясь, падая и снова вставая.

- То-то же!- рявкнул Кастиэл.

Он рос весь в отца - жестокий, воинственный, крепкий хорь. Впрочем, все сыновья Снура вырастали сильными, противовес дочерям, слабым как мать. Кас хотел быть таким же как отец, во всех отношениях. И хотел, чтобы тот гордился им. Но тот не обращал на него внимания, считал слишком наглым и самонадеянным. И Кас злился: любимчиком Снура всегда был кто угодно, только не он. Сначала Форни, который умер недавно, теперь Сварт. Кастиэла мучила страшная ревность, и как только они со Свартом оставались наедине, младший брат становился жертвой жестокости старшего.

...Сварт добежал до редкого заборчика своего дома, и вдруг остановился.

- Ну, и что ты встал, как пень?- Кас подошёл к брату и толкнул его вперёд. Но тот, дрожа, крепко стоял на месте.

- Я т-туда н-не п-пойду,- проговорил, заикаясь, Сварт.- Там запах смерти!

Шерсть на загривке встала дыбом, коротенькие усики встопорщились. Кас опять толкнул его, и Сварт глухо зарычал:

- Отпусти меня! И не трогай!- хорёнок свирепо ощерился на мучителя.

- Ты совсем обнаглел?! Смеешь на меня зубы скалить?- Кастиэл ударил Сварта по лицу левой лапой, оставив на носу и правой щеке шесть глубоких царапин, затем пнул его. И Сварт, наконец, ввалился внутрь.

...То, что они увидели внутри, заставило их опуститься на пол. Все их трое сестёр и один брат, мать с отцом лежали на полу мёртвые, пронзённые копьями. Всюду на полу виднелись кровавые лужицы, драные лоскуты одежды, битая посуда.

- Так, подожди здесь, я посмотрю, что там в огороде,- сказал Кас и вышел.

"В огороде?"- мысленно удивился Сварт, но промолчал. Оставшись один, он вдруг услышал шорох.

- Сварт, сынок,- позвал едва слышный голос и хорёнок увидел перед собой отца.

- П-папа?

- Бли...же, сын.- Сварт придвинулся, Снур почти ласково погладил его шестипалую лапу.- Ты Шестикогть, как... все мужчины в... нашем роду... Слушай меня... Ты теперь остаёшься с Кастиэлом. Ты... должен слушаться его,.. он старше... Но не позволяй ему... издеваться над тобой... Возьми это,.. не показывай брату... Этот талисман когда-нибудь... спасёт тебе жизнь...

Снур слабой лапой повесил на шею Сварту свой талисман - чёрный камень с шестью вдавленными рубинами размером с крупное рисовое зёрнышко. Сварт вяло улыбнулся - сам он не сильно верил в силы всяческих талисманов. Он хоть и был ребёнком, но веру в чудо в нём давно убила трудная жизнь впроголодь в большой семье, да ещё с таким братом как Кастиэл.

- Ну, вот, приятель,- Снур улыбнулся в ответ, не догадываясь об истинной причине улыбки своего маленького сына. Наконец, Снур уронил голову на бок и умер.

- Папа, папочка,- всхлипнул Сварт.

Тут вернулся Кастиэл; он молча смотрел, стоя в дверях и прислонившись к косяку. Наконец, Кас сердито буркнул:

- Хватит ныть, сопляк! Пошли,- Кас схватил Сварта за шиворот куртки и рывком поставил на ноги.

- Но куда нам идти?- всхлипывая, спросил Сварт.

- Не имеет значения, просто пошли...

Кастиэл выволок брата из лачуги, и, таща его, отправился к той самой деревне, из которой они возвращались домой. На запад.

Он не знал, куда идёт и куда ведёт младшего брата. И зачем...

Так они покинули свой разрушенный дом.

Мальчики шли под палящим солнцем, Кас изредка подгонял Сварта пинками.

 

***2***

 

 

В тоже время далеко-далеко от дома Шестикогтей, в стране Цветущих Мхов то же самое солнце светило и грело мягко и нежно. В аббатстве Рэдволл готовились к празднику Названия Лета.

По двору носились диббуны, голосили, играли, кидались лепестками цветков, приготовленных для украшения. Мартин и Белла стояли у пруда, и, задрав головы, глядели на верхушку северной башни.

- Как прекрасно наше аббатство! И как быстро бежит время,- улыбнулся Мартин. Я уже так стар…

- Ах-ха-ха!- Белла рассмеялась и легонько толкнула Мартина.- Ты на меня погляди! По сравнению со мной ты просто мышонок-несмышлёныш в пелёнках!

Мартин усмехнулся. Тут в него врезалась на бегу маленькая зайчиха Нолана.

- Ой, извините!- пискнула она и поскакала дальше.

Несколько детишек – ежиха Мирта, белки Рыжуха, Сьюмин и Чиппер, зайчиха Виола и мышка Цинния – затеяли игру в мячик. Тот был сшит из тряпичных лоскутов, набит тряпками и листьями. Дети пинали его и кидали руками друг другу. Всё было хорошо, но вдруг Чиппер слишком сильно ударил по мячу ногой. Тот упал на голову Виолы и развалился. Тряпки и листья с землёй рассыпались, повиснув на её ушах и носу.

- Ах, ты! Гадкий Чип!- завопила зайчиха, схватила ком земли и собралась швырнуть в Чипа.

Мартин хотел, было, вмешаться, но его опередили. Мышка-подросток Мериам схватила Виолу за лапу.

- Прекрати сейчас же! Чип не хотел тебя обидеть специально! Он сделал случайно. Чип, извинись. Виола, ты тоже!

- Прости, Ви, я не хотел сделать тебе больно!- Чип виновато улыбнулся ей.

Виола насупилась.

- Ага, как же!- проворчала зайчиха.- Ты всегда стараешься чем-нибудь мне насолить!

Виола вырвала из лапы Мериам свою и собралась пойти прочь, но тут над ней выросла огромная тень. Это была Белла. Виола оторопела и встала, как вкопанная.

- Что здесь происходит?- спросила барсучиха.

- Небольшой инцидент, госпожа Белла,- ответила, мягко улыбаясь, мышь.- Не беспокойтесь, я разберусь сама. Виола! Твоё слово!

Зайчиха исподлобья оглядела присутствующих и повернувшись к Чипу, процедила сквозь зубы:

- Извини, Чип.

Она торопливо отправилась в здание аббатства. Чип виновато поглядел ей в след.

- Что ж, я вижу, инцидент исчерпан!- заключил Мартин, поглядев ей вслед. Мериам лучезарно улыбнулась. Тут к ней подошла Мирта и взяла мышь за лапку.

- Привет, подружка! Пойдём на кухню, выпьем чайку?

- Всегда рада! Хм, только я думала, что ты играешь с остальными в мячик…

- Нет, думаю, они теперь справятся без меня. Так что пошли. Госпожа Белла, господин Мартин, вы не против?

- Да-да, девочка, прекрасная идея!- ответил Мартин.

- Мериам, Мирта, передайте поварам, чтобы вечером подали всем чай на свежем воздухе. Такая прекрасная погода, грех не воспользоваться!- сказала Белла.

Они кивнули и отправились на кухню. Сначала они шли степенным, размеренным шагом, затем остановились, пошептались, а потом припустили наперегонки с весёлым звонким смехом.

- Да, Мериам умеет остановить скандалистов!- сказал Мартин, когда они с Беллой продолжили свою прогулку по двору аббатства.

- Помяни моё словно, мой милый друг! Когда-нибудь она станет прекрасной аббатисой!- ответила барсучиха.

- Да, наверно,- ответил Мартин.

***

Виола сидела в Большом Зале на полу. Настроение у неё было отвратительное. Насупившись, зайчиха сидела, обняв колени.

- Привет!- послышался вдруг приятный голосок.

Виола подняла голову – перед ней стояла молоденькая мышь по имени Веснушка, жена Гонфлета.

- Здравствуйте, Веснушка,- слегка удивлённо ответила Виола.

- А чего мы такие мрачные?- спросила Веснушка.

- Чип пнул в меня мяч, и тот попал мне по голове! И развалился, вот полюбуйтесь – сколько мусора у меня на ушах повисло!

Веснушка звонко рассмеялась и сняла с уха зайчихи длинный лоскут.

- И ты думаешь, что он это сделал специально?- спросила мышь.

- А разве нет?- спросила Виола в ответ. Однако в её глазах отразилось сомнение.

Веснушка наклонилась над ней, вздёрнула ей подбородок и заставила смотреть себе в глаза.

- Послушай, девочка. Ты уже большая, и тебе не пристало устраивать детские капризы и скандалы! Ты – заяц, значит, будущий воин Саламандастронского дозорного отряда!

В глазах Виолы отразился неподдельный интерес.

- Правда?- с надеждой спросила она.

- Да, конечно. Но только если ты научишься управлять своими эмоциями! И будешь уметь оценивать ситуацию здраво…

Виола затаила дыхание и задумалась. Наконец, она тихо спросила:

- Мисс Веснушка, Чип ведь не виноват, правда?

Веснушка улыбнулась.

- И я должна извиниться, да?

- А ты как думаешь?- ответила вопросом на вопрос Веснушка.

Виола подскочила и обняла её.

- Спасибо, спасибо, спасибо!

- Не за что, дорогая!

Виола выскочила во двор. В окно Веснушка увидела, как зайчиха подбежала к бельчонку и расцеловала его в обе щеки с возгласом:

- Чип, миленький! Я такая глупая, прости меня!

Обалдевший Чип промямлил:

- Да, э-э… Конечно…

Веснушка умиленно улыбнулась.

***3***

Солнце село, песок под ногами всё ещё был горяч и обжигал босые стопы. Двое хорьков шли по полупустыне, едва переставляя лапы. Сварт каким-то образом вышел вперёд, хотя обычно брат всегда обгонял его. Сил у них почти не осталось, а путь снова в деревню оказался длиннее, чем утром. То, что им удалось добыть вчера, едва хватит им, чтобы дойти до «пункта назначения» - так неужели этого хватило бы на всю их большую семью хотябы на завтрак?! Навряд ли…

Сварт вышел вперёд, чтобы не получать тумаков от Кастиэла. Но прошёл он так всего час, потом его ноги подкосились и он рухнул на землю без чувств. Кас ускорил шаг и склонился над братом.

- Эй, Сварти!- с трудом промямлил Кас и похлопал брата по щекам. Но тот в себя не приходил. У него болела голова, в глазах туманилось. Кас приподнял брата, прижал его к груди. И тут же почувствал тепло: может, это просто лихорадка у младшего брата. А может, и нет...

Но всё равно для Кастиэла это было другое тепло. Свирепый и жестокий, сейчас он чувствовал себя почти одиноким: его семья убита, и единственный кто у него остался – это младший брат.

Кастиэл поднял брата и понёс на руках в деревню.

***

Наконец, Кастиэл вступил в деревню… и упал в обморок вместе с братом на руках.

- Эй, что с вами?- с криком подбежали к ним белка и выдра. Рассмотрев страдальцев, выдра недоверчиво сказала:- Хищники. Не стоит им доверять, конечно. Но…

- Как бы там не было, мы должны помогать несчастным путникам! Маленький хорёнок совсем болен! Да и старший, похоже, не слишком здоров. Понесли их больницу!

Белка подняла Сварта, выдра взвалила на плечи Кастиэла.

К вечеру Кас пришёл ненадолго в себя.

- О, ты очнулся!- произнёс, потирая лапы, мышь-лекарь.

- Ммм… Где… мой… брат?- с трудом выговорил Кастиэл.

- Знаете, юноша, он серьёзно болен. Ему нужно с месяц теперь лежать в постели – у бедного малыша сильнейшая лихорадка. Я уж было решил, что бедняге не жить, но вроде пока обошлось.

- Уууу… проклятье, Сварт!- прошипел Кастиэл и снова отключился.

Два дня Кас не приходил больше в себя: он был сильно истощён. Но затем, наконец, пошёл на поправку. Однажды утром он просулся и огляделся. Сварт лежал на соседней постели, он тяжело дышал и что-то лепетал. Точнее, просто шевелил губами, с которых не срывалось не единого звука. Нос был тёмно-багрового цвета, глаза опухшие, на ресницах застыли слезинки.

Это всё Кастиэл видел не впервые. Обычно он сам и голод доводили братишку до такого состояния. Раньше Касу это однако нравилось: он всегда завидовал Сварту и из ревности старался извести любыми способами. Ревновал к нему отца… А теперь отец мёртв и ревновать больше некого. И брат теперь – всё, что у него осталось. А ему ещё говорят, что он может потерять Сварта! Совсем один Кастиэл не собирался оставаться! Он боялся одиночества. Он теперь быстро поправится сам, а потом будет добывать всеми силами средства на лекарства для брата.

Но он даже не знал, как надо заботиться маленьких детях: этим всегда занималась мать. Кастиэлу стало страшно: вдруг он что-то сделает не так, и брат умрёт?

Однако, это не было настоящей братской любовью, это был просто форменный эгоизм. Кастиэл хотел сделать из Сварта личного слугу, когда тот поправится. Возможно, лучше бы Сварту и не поправляться…

Кастиэл хмурил брови, а по его лицу катились слёзы страха и отчаяния. Вдруг хорёк понял, что на него смотрят. То был лекарь. Кас не хотел, что бы такое никчёмное, по его мнению, создание, как старик-мышь, видел его слабость.

- Чего уставился?- злобно ощерился он, дёрнул на себя одеяло, и, отвернувшись, укрылся с головой.

Лекарь, увидев, как его плечи мелко вздрагивают под одеялом и, услыхав приглушённые всхлипы, покачал головой.

 

***4***

Капрал Пенстемон стоял у окна крепости Саламандастрон. Мрачные мысли одолевали его. Давно не было в их боевой крепости владыки-барсука, со времён гибели Вепря Бойца.

Море было спокойно, волны едва заметно перекатывались. Золотистое закатное с розоватыми пятнышками небо покрывали лёгкие облачка, маячили тёмные штришки и точки морских птиц.

Пенстемон размышлял о том, как вернуть в Саламандастрон лорда, но тут его занятие прервалось. Примчавшись и распахнув дверь, на пороге появился другой заяц – рядовой Колеус.

- Капрал, на берегу нашли старую морскую крысу! Она ранена и умирает.

- И какое мне до этого должно быть дело?- раздражённо буркнул Пенстемон, даже не повернувшись. Не дожидаясь ответа, он снова погрузился в себя.

В комнате стояла духота, на небе появилось несколько свинцовых туч, в воздухе повисла мёртвая тишина до звона в ушах. Всё это предвещало ночную грозу.

Колеус, замявшись неловко, стоял в дверях и молчал. И вдруг вздрогнул – капрал снова заговорил с ним:

- Ты хотел ещё что-то сказать?

- А, во-во, да! Хотел,- и он опять запнулся.

- Ну, и?

- Близнецы Типпенс и Таппенс сказали, будто крыса бормочет какие-то пророчества, во-во!

- Пророчества? Хм, интересно послушать, во-во-во! Веди меня!

Зайцы отправились в подвал по коридорам Саламандастрона. Войдя в лазарет, Пенстемон обнаружил на старом матрасе, лежащем на полу под небольшим оконцем старую морскую крысу, израненную и едва живую. Одета она была в какое-то выцветшее изодранное пиратское тряпьё. Рядом с ней копошились двое юных зайчат.

- Ничего-ничего! Сейчас забинтуем, и всё будет хорошо!- лепетала Таппенс. Её брат пытался напоить крысу какой-то микстурой. Однако та только кашляла и отплёвывалась.

- Нет-нет… Послушайте… Зверь с шестью металлическими когтями… страшен… Придёт в деревню юноша, брат излечится… Выйдут в море… Шесть когтей – в живот… И пойдёт братоубийца на краснокаменный дом…

- Краснокаменный дом?- недоуменно переспросил шёпотом Колеус.

- Хм, похоже на описание строящегося аббатства Рэдволл. Тамошние жители строят всё из красного песчаника,- ответил тихо Пенстемон.

Колеус кивнул. Тем временем Таппенс приподняла голову крысы, а Типпенс снова попытался влить ей в пасть лекарство. Но крыса поперхнулась и принялась откашливаться и плеваться. Типпенс похлопал её по спине.

- Тише-тише, во-во! Всё хоро…

- Но брат выйдет из волн… Найдёт семью новую… Снова матери лишится, матери названной… И мстить отправится… Братоубийца не получит ничего от краснокаменных стен, пойдёт к горе огненной барсучьей и… ууу,- пробормотала крыса и её голова свесилась на бок.

Таппенс вздрогнула – в высоком маленьком окошке сверкнула молния и отбросила на стену страшные тени, а затем пророкотал раскат грома. Типпенс тоже слегка испугался, затем собрался с мыслями, и, повернувшись к капралу и рядовому, возвестил:

- Она мертва.

Пенстемон нахмурился и задумался, остальные замерли в ожидании его ответа. Наконец, он молвил:

- Похоже, скоро у аббатства Рэдволл появится опасный враг. Мы обязаны предупредить их и помочь. Таппенс, найди, пожалуйста, сержанта Ибериса и приведи его в мой кабинет. Придёшь потом вместе с ним. Колеус, похорони крысу на берегу. Типпенс, за мной.

Колеус и Таппенс отдали честь и отправились выполнять приказы. Пенстемон и Типпенс отправились в кабинет капрала. Вскоре к ним присоединились сержант Иберис и Таппенс. Пенстемон пересказал сержанту пророчества морской крысы. Тот отнёсся к ним несколько саркастически.

- А можем ли мы верить старой пиратке? Вдруг нас хотят просто отвлечь, заставить половину уйти, а потом нападут целые полчища этих негодяев?

- Нет, крыса была одна, это точно. Судя по её виду, её выкинули за борт, и потом её принесло к нашему берегу,- сказала юная зайчиха.

- А что до предсказаний, то я уверен, что они правдивы. Я много слышал о подобных случаях,- сказал Пенстемон.- Я думаю, надо послать в аббатство несколько зайцев, минимум на два сезона. Ведь мы точно не знаем, когда именно появится этот ужасный зверь с шестью металлическими когтями.

- Хм, что ж, пусть будет так. И кто пойдёт?- спросил Иберис.

- Думаю, близнецы, вы, Колеус и я. Если там мы узнаем о приближении врага, и если он будет вести за собой большую армию, то мы пошлём гонца в Саламандастрон, тогда к нам выёдет подкрепление. Предупредите Колеуса. Сегодня собираем вещи, выходим завтра на заре. А пока – вы свободны.

Близнецы обменялись счастливыми взглядами, они многое слышали о Рэдволле, к тому же им сулили интересное путешествие. Заметив их радость, Пенстемон улыбнулся уголком рта. Зайцы отсалютовали капралу и вышли. Пенстемон повернулся к окну и стал глядеть на чёрное от туч небо, периодически разрываемое молниями. Водяная пыль летела ему в лицо, а ветер хлестал по прищуренным глазам.

Близилась буря.

***5***

В Сумеречном Лесу, что на Изумрудном Острове, бушевал ураган. Он гнул и ломал деревья, ветки; он сбивал с ног, хлестал по чём попало, вздымал с земли пыль, сорванные листья, хвойные иглы, швырял всё это и брызги ливня в лицо.

Молодой хорёк, согнувшись в три погибели, шмыгнул в деревянный вагончик.

- Вот и Рой!- бодро воскликнул другой хорёк.- Ну, трюкач сдрейфил?

- Отвали, Оттис! Ничего я не сдрейфил!- огрызнулся пришедший; вода текла с него ручьями. Хорёк отряхнулся.

- Так, прекратите ругаться!- приказал громкий грудной голос. Это была барсучиха, высокая и крепко сложенная.

Рой повернулся к ней:

- Слушаюсь, Элиста!

Оттис презрительно фыркнул:

- Тряпка и подхалим! Не сдрейфил, говоришь? А что ж ты так долго копошился под тем деревом? Ты не полез! Я тебя там не видел!

- Сам ты тряпка! Белоручка! Все трюки в спектаклях я за тебя делаю!- крикнул Рой, бросаясь на Оттиса с кулаками. Но тут между ними встала молоденькая симпатичная хорьчиха.

- Не надо драться, мальчики! Оттис, прекрати дразнить Роя! Вы оба как дети малые!

Оттис зашипел и отвернулся, а Рой обижено надулся:

- Вовсе я не как малое дитя, Ивли! И ещё, Оттис, если я не полез, то откуда же у меня это?

Он высыпал на пол из завёрнутого подола рубахи кучу кедровых шишек, полных орехов. Элиста улыбнулась и похлопала его по плечу.

- Молодец! Но больше я не позволю тебе так рисковать! Сегодня ужасная гроза.

Она взяла огромное пушистое полотенце и стала вытирать мокрого насквозь хорька.

- Переоденься! А потом сядь вон туда, там самое тёплое место!- показала барсучиха на дальний угол.

Хорёк отошёл в сторону к сундуку с запасной одеждой. К барсучихе подошёл рослый самец-выдра:

- Зачем ты взяла этих хорьков в труппу? Они хищники! От них добра не жди.

- Не нужно этого пессимизма, Фишер! Рой и Ивли – славные ребята, они никогда не прольёт чью-либо кровь!- сказала барсучиха.

Но Фишер продолжал хмуриться:

- Рой и Ивли – да, приятные звери, спору нет. Хотя Рой вспыльчив и вполне может в драку полезть, и всё же он не хладнокровный убийца. Но я не уверен в Оттисе – он настоящий хорёк, один взгляд чего стоит! Когда-нибудь он подкинет нам большую свинью!

- Внешне он, конечно, вызывает неприятное чувство, но не будь столь категоричен, друг! Ты можешь и ошибиться.

- Ну-ну, поживём-увидим,- скептически буркнул выдра. Барсучиха, поглядев ему в след, покачала головой.

Рой, переодевшись, сел там, где показали. Скоро белка по имени Кира принесла ему миску с горячей овсянкой.

- Спасибо,- сказал он ей.

Она молча улыбнулась и села рядом со своей миской. Она не разговаривала с детства, с тех пор как увидела, как разбойники убили её семью. Её саму успели спрятать родители. Рою было жаль её, и он много раз пытался развеселить белку. Но в крайних случаях Кира только начинала смеяться, вполне искренне, однако продолжая обходиться без разговоров. Рой, Кира, Ивли, Оттис и Фишер все входили в труппу бродячих артистов Элисты, называя себя «Боярышником». Было ещё пару мышей-акробатов, ёж-жонглёр и заяц поэт. И если не считать ссоры Роя и Оттиса, компания эта была вполне дружная.

Через пару часов все уже заснули. Кроме Роя, он не любил грозу, а раскаты грома и стук веток по кону сильно мешали ему успокоить разгорячённую душу.

***

Наступило утро. Высыпав дружно на улицу, актёрская труппа обнаружила, что гроза повалила довольно много деревьев. Пока некоторые разминались после сна – или беспокойной ночи – Элиста и Фишер убрали поваленные стволы, затем запряглись в повозку. Остальные забрались внутрь. Вскоре они были на окраине леса. И тут послышались чьи-то воинственные крики. Элиста и Фишер остановились.

- Что за шум?- насторожился выдра.

- Эй, вы! Бродяги, гоните всё, что есть!- крикнула им крыса в пиратской одежде, выскочив на дорогу в пяти шагах.

- А если нет?- вызывающе спросила барсучиха.

- А если нет – то вам каюк!- мерзко захихикала крыса, облизывая щербатое лезвие своего ножа. Позади неё на дорогу выскочили ещё пираты, с два-три десятка.

Элиста и Фишер обменялись серьёзными взглядами, оба подняли по одной лапе и помахали. Остальные члены труппы стали выбираться из тележки.

- Что вы от нас хотите? У нас нет ничего ценного!- пискнула одна из мышек.

- Молчи, Миртл!- тихо сказал ей Уорен, заяц.- Таким бандитам мы никогда уступать не станем!

Она глянула на него испуганно. Пираты стали окружать артистов. Тут одна из крыс вырвала у Миртл сумку, висевшую на её плече и с радостным визгом помчалась прочь. Другая крыса попыталась ударить мышку, но Уорен ударил его ногой в живот.

- Не смей обижать даму!

Завязалась склока. Артисты сцепились с пиратами.

- Нет! Там мамины вещи! Это всё, что осталось от неё!- всхлипнула Миртл.

- Успокойся! Всё будет хорошо!- уверил её Рой и помчался за вором.

Миртл побежала следом за ними. В это время Фишер, Элиста и Уорен успели вырубить несколько крыс, а заяц даже разбил двум головы о камень. Остальные крысы испугались расправы и помчались прочь, успев стянуть некоторые узелки из телеги.

- Эй, стой!- крикнул Рой крысе, прыгнул ей на спину и вцепился зубами в её ухо. Из него тут же брызнула кровь. Крыса заверещала от боли и скинула с себя хорька, а тот успел вырвать у неё сумку. Рой отскочил, сунул сумку Миртл, та прижала её к сердцу и отбежала прочь. Тут ещё одна крыса, пробегая мио, ударила Роя в затылок рукоятью своего меча, схватила за шиворот приятеля и помчалась прочь.

- Ау!- вскрикнул Рой и шлёпнулся на землю.

- Рой, ты живой?- спросила, подбежав, запыхавшаяся барсучиха.

- Да, но голова слегка болит!

- Он ударил тебя до крови!- ахнула Миртл.- Надо срочно промыть!

Элиста помогла хорьку встать.

- Пошли, мальчик, пошли! Ты настоящий герой!

Втроём они вернулись к тележке.

- О, Боже! Что случилось?- спросила Ивли.

- Не сейчас! Принеси аптечку!- приказала барсучиха.

Рану Роя обработали и нанесли повязку. Затем стали проверять, что пропало.

- Они украли всю еду, негодяи, во-во-во!- пробурчал Уорен.

- Постыдись, ушастый!- ответил ему ёж Тагетес.- Роя чуть не убили, всех могли ранить! А ты жалуешься на пропажу еды!

- Но…

- Прекратите спорить!- приказала Элиста.- Надо собрать то, что осталось, и уезжать из леса поскорее! Они могут вернуться с приятелями, и их будет намного больше! Тогда нам их не одолеть.

Оставшиеся вещи были собраны, труппа погрузилась обратно в тележку, и Элиста и Фишер ещё быстрее, чем раньше, повезли её прочь из леса.

 

 

 

 

 

 

Link to comment
Share on other sites

Как бы предыстория изгнанника.

***1***

Солнце освещало широкую иссушенную степь. Земля потрескалась, кое-где из торчали жёсткие пучки жёлтой травы, где-то росли колючие кусты. По лазури ясного голубого неба мелькали чёрные точки высоко летящих птиц.

На краю степи, у основании невысоких скал - словно под их защитой - стояла полуразрушенная лачужка, в которой жило семейство хорька Снура Шестикогтя. В семье было много детей, но двое из недавно умерли от голода. Сейчас осталось всего шестеро детей, воспитывала которых мать Марта. Снур часто на время покидал их, пытаясь найти пропитаение.

Сейчас двое сыновей Снура,Сварт и Кастиэл, возвращались домой из похода за едой в соседнюю деревню. Добыли они маловато: мешок пшена, два меха воды и пол-краюшки хлеба.

Кастиэл был уже взрослым, а вот слабенький и хилый Сварт - совсем маленьким. Он уже очень устал: его пятки горели, солнце било в макушку; ему казалось, что земля и песок были везде: за шиворотом, в ушах, в носу, в глазах, скрипели на зубах. Со вчерашнего утра его сильно лихорадило.

- Каа-ас, я больше... не могу,- еле выговорил Сварт.

- Не можешь? Не можешь?!- тут же рассвирепел Кастиэл. Успев выйти вперёд, он метнулся назад к брату, надавал ему подзатыльников и стегнул по спине колючим прутом.- Я тебе покажу "не могу"! Ну-ка быстро пошёл вперёд, гадёныш!

Кастиэл пнул Сварта. Тот выскочил вперёд, лапы его заплелись и он свалился на колени. Но тут же он вскочил и припустил со всех ног к избушке, спотыкаясь, падая и снова вставая.

- То-то же!- рявкнул Кастиэл.

Он рос весь в отца - жестокий, воинственный, крепкий хорь. Впрочем, все сыновья Снура вырастали сильными, противовес дочерям, слабым как мать. Кас хотел быть таким же как отец, во всех отношениях. И хотел, чтобы тот гордился им. Но тот не обращал на него внимания, считал слишком наглым и самонадеянным. И Кас злился: любимчиком Снура всегда был кто угодно, только не он. Сначала Форни, который умер недавно, теперь Сварт. Кастиэла мучила страшная ревность, и как только они со Свартом оставались наедине, младший брат становился жертвой жестокости старшего.

...Сварт добежал до редкого заборчика своего дома, и вдруг остановился.

- Ну, и что ты встал, как пень?- Кас подошёл к брату и толкнул его вперёд. Но тот, дрожа, крепко стоял на месте.

- Я т-туда н-не п-пойду,- проговорил, заикаясь, Сварт.- Там запах смерти!

Шерсть на загривке встала дыбом, коротенькие усики встопорщились. Кас опять толкнул его, и Сварт глухо зарычал:

- Отпусти меня! И не трогай!- хорёнок свирепо ощерился на мучителя.

- Ты совсем обнаглел?! Смеешь на меня зубы скалить?- Кастиэл ударил Сварта по лицу левой лапой, оставив на носу и правой щеке шесть глубоких царапин, затем пнул его. И Сварт, наконец, ввалился внутрь.

...То, что они увидели внутри, заставило их опуститься на пол. Все их трое сестёр и один брат, мать с отцом лежали на полу мёртвые, пронзённые копьями. Всюду на полу виднелись кровавые лужицы, драные лоскуты одежды, битая посуда.

- Так, подожди здесь, я посмотрю, что там в огороде,- сказал Кас и вышел.

"В огороде?"- мысленно удивился Сварт, но промолчал. Оставшись один, он вдруг услышал шорох.

- Сварт, сынок,- позвал едва слышный голос и хорёнок увидел перед собой отца.

- П-папа?

- Бли...же, сын.- Сварт придвинулся, Снур почти ласково погладил его шестипалую лапу.- Ты Шестикогть, как... все мужчины в... нашем роду... Слушай меня... Ты теперь остаёшься с Кастиэлом. Ты... должен слушаться его,.. он старше... Но не позволяй ему... издеваться над тобой... Возьми это,.. не показывай брату... Этот талисман когда-нибудь... спасёт тебе жизнь...

Снур слабой лапой повесил на шею Сварту свой талисман - чёрный камень с шестью вдавленными рубинами размером с крупное рисовое зёрнышко. Сварт вяло улыбнулся - сам он не сильно верил в силы всяческих талисманов. Он хоть и был ребёнком, но веру в чудо в нём давно убила трудная жизнь впроголодь в большой семье, да ещё с таким братом как Кастиэл.

- Ну, вот, приятель,- Снур улыбнулся в ответ, не догадываясь об истинной причине улыбки своего маленького сына. Наконец, Снур уронил голову на бок и умер.

- Папа, папочка,- всхлипнул Сварт.

Тут вернулся Кастиэл; он молча смотрел, стоя в дверях и прислонившись к косяку. Наконец, Кас сердито буркнул:

- Хватит ныть, сопляк! Пошли,- Кас схватил Сварта за шиворот куртки и рывком поставил на ноги.

- Но куда нам идти?- всхлипывая, спросил Сварт.

- Не имеет значения, просто пошли...

Кастиэл выволок брата из лачуги, и, таща его, отправился к той самой деревне, из которой они возвращались домой. На запад.

Он не знал, куда идёт и куда ведёт младшего брата. И зачем...

Так они покинули свой разрушенный дом.

Мальчики шли под палящим солнцем, Кас изредка подгонял Сварта пинками.

 

***2***

 

 

В тоже время далеко-далеко от дома Шестикогтей, в стране Цветущих Мхов то же самое солнце светило и грело мягко и нежно. В аббатстве Рэдволл готовились к празднику Названия Лета.

По двору носились диббуны, голосили, играли, кидались лепестками цветков, приготовленных для украшения. Мартин и Белла стояли у пруда, и, задрав головы, глядели на верхушку северной башни.

- Как прекрасно наше аббатство! И как быстро бежит время,- улыбнулся Мартин. Я уже так стар…

- Ах-ха-ха!- Белла рассмеялась и легонько толкнула Мартина.- Ты на меня погляди! По сравнению со мной ты просто мышонок-несмышлёныш в пелёнках!

Мартин усмехнулся. Тут в него врезалась на бегу маленькая зайчиха Нолана.

- Ой, извините!- пискнула она и поскакала дальше.

Несколько детишек – ежиха Мирта, белки Рыжуха, Сьюмин и Чиппер, зайчиха Виола и мышка Цинния – затеяли игру в мячик. Тот был сшит из тряпичных лоскутов, набит тряпками и листьями. Дети пинали его и кидали руками друг другу. Всё было хорошо, но вдруг Чиппер слишком сильно ударил по мячу ногой. Тот упал на голову Виолы и развалился. Тряпки и листья с землёй рассыпались, повиснув на её ушах и носу.

- Ах, ты! Гадкий Чип!- завопила зайчиха, схватила ком земли и собралась швырнуть в Чипа.

Мартин хотел, было, вмешаться, но его опередили. Мышка-подросток Мериам схватила Виолу за лапу.

- Прекрати сейчас же! Чип не хотел тебя обидеть специально! Он сделал случайно. Чип, извинись. Виола, ты тоже!

- Прости, Ви, я не хотел сделать тебе больно!- Чип виновато улыбнулся ей.

Виола насупилась.

- Ага, как же!- проворчала зайчиха.- Ты всегда стараешься чем-нибудь мне насолить!

Виола вырвала из лапы Мериам свою и собралась пойти прочь, но тут над ней выросла огромная тень. Это была Белла. Виола оторопела и встала, как вкопанная.

- Что здесь происходит?- спросила барсучиха.

- Небольшой инцидент, госпожа Белла,- ответила, мягко улыбаясь, мышь.- Не беспокойтесь, я разберусь сама. Виола! Твоё слово!

Зайчиха исподлобья оглядела присутствующих и повернувшись к Чипу, процедила сквозь зубы:

- Извини, Чип.

Она торопливо отправилась в здание аббатства. Чип виновато поглядел ей в след.

- Что ж, я вижу, инцидент исчерпан!- заключил Мартин, поглядев ей вслед. Мериам лучезарно улыбнулась. Тут к ней подошла Мирта и взяла мышь за лапку.

- Привет, подружка! Пойдём на кухню, выпьем чайку?

- Всегда рада! Хм, только я думала, что ты играешь с остальными в мячик…

- Нет, думаю, они теперь справятся без меня. Так что пошли. Госпожа Белла, господин Мартин, вы не против?

- Да-да, девочка, прекрасная идея!- ответил Мартин.

- Мериам, Мирта, передайте поварам, чтобы вечером подали всем чай на свежем воздухе. Такая прекрасная погода, грех не воспользоваться!- сказала Белла.

Они кивнули и отправились на кухню. Сначала они шли степенным, размеренным шагом, затем остановились, пошептались, а потом припустили наперегонки с весёлым звонким смехом.

- Да, Мериам умеет остановить скандалистов!- сказал Мартин, когда они с Беллой продолжили свою прогулку по двору аббатства.

- Помяни моё словно, мой милый друг! Когда-нибудь она станет прекрасной аббатисой!- ответила барсучиха.

- Да, наверно,- ответил Мартин.

***

Виола сидела в Большом Зале на полу. Настроение у неё было отвратительное. Насупившись, зайчиха сидела, обняв колени.

- Привет!- послышался вдруг приятный голосок.

Виола подняла голову – перед ней стояла молоденькая мышь по имени Веснушка, жена Гонфлета.

- Здравствуйте, Веснушка,- слегка удивлённо ответила Виола.

- А чего мы такие мрачные?- спросила Веснушка.

- Чип пнул в меня мяч, и тот попал мне по голове! И развалился, вот полюбуйтесь – сколько мусора у меня на ушах повисло!

Веснушка звонко рассмеялась и сняла с уха зайчихи длинный лоскут.

- И ты думаешь, что он это сделал специально?- спросила мышь.

- А разве нет?- спросила Виола в ответ. Однако в её глазах отразилось сомнение.

Веснушка наклонилась над ней, вздёрнула ей подбородок и заставила смотреть себе в глаза.

- Послушай, девочка. Ты уже большая, и тебе не пристало устраивать детские капризы и скандалы! Ты – заяц, значит, будущий воин Саламандастронского дозорного отряда!

В глазах Виолы отразился неподдельный интерес.

- Правда?- с надеждой спросила она.

- Да, конечно. Но только если ты научишься управлять своими эмоциями! И будешь уметь оценивать ситуацию здраво…

Виола затаила дыхание и задумалась. Наконец, она тихо спросила:

- Мисс Веснушка, Чип ведь не виноват, правда?

Веснушка улыбнулась.

- И я должна извиниться, да?

- А ты как думаешь?- ответила вопросом на вопрос Веснушка.

Виола подскочила и обняла её.

- Спасибо, спасибо, спасибо!

- Не за что, дорогая!

Виола выскочила во двор. В окно Веснушка увидела, как зайчиха подбежала к бельчонку и расцеловала его в обе щеки с возгласом:

- Чип, миленький! Я такая глупая, прости меня!

Обалдевший Чип промямлил:

- Да, э-э… Конечно…

Веснушка умиленно улыбнулась.

***3***

Солнце село, песок под ногами всё ещё был горяч и обжигал босые стопы. Двое хорьков шли по полупустыне, едва переставляя лапы. Сварт каким-то образом вышел вперёд, хотя обычно брат всегда обгонял его. Сил у них почти не осталось, а путь снова в деревню оказался длиннее, чем утром. То, что им удалось добыть вчера, едва хватит им, чтобы дойти до «пункта назначения» - так неужели этого хватило бы на всю их большую семью хотябы на завтрак?! Навряд ли…

Сварт вышел вперёд, чтобы не получать тумаков от Кастиэла. Но прошёл он так всего час, потом его ноги подкосились и он рухнул на землю без чувств. Кас ускорил шаг и склонился над братом.

- Эй, Сварти!- с трудом промямлил Кас и похлопал брата по щекам. Но тот в себя не приходил. У него болела голова, в глазах туманилось. Кас приподнял брата, прижал его к груди. И тут же почувствал тепло: может, это просто лихорадка у младшего брата. А может, и нет...

Но всё равно для Кастиэла это было другое тепло. Свирепый и жестокий, сейчас он чувствовал себя почти одиноким: его семья убита, и единственный кто у него остался – это младший брат.

Кастиэл поднял брата и понёс на руках в деревню.

***

Наконец, Кастиэл вступил в деревню… и упал в обморок вместе с братом на руках.

- Эй, что с вами?- с криком подбежали к ним белка и выдра. Рассмотрев страдальцев, выдра недоверчиво сказала:- Хищники. Не стоит им доверять, конечно. Но…

- Как бы там не было, мы должны помогать несчастным путникам! Маленький хорёнок совсем болен! Да и старший, похоже, не слишком здоров. Понесли их больницу!

Белка подняла Сварта, выдра взвалила на плечи Кастиэла.

К вечеру Кас пришёл ненадолго в себя.

- О, ты очнулся!- произнёс, потирая лапы, мышь-лекарь.

- Ммм… Где… мой… брат?- с трудом выговорил Кастиэл.

- Знаете, юноша, он серьёзно болен. Ему нужно с месяц теперь лежать в постели – у бедного малыша сильнейшая лихорадка. Я уж было решил, что бедняге не жить, но вроде пока обошлось.

- Уууу… проклятье, Сварт!- прошипел Кастиэл и снова отключился.

Два дня Кас не приходил больше в себя: он был сильно истощён. Но затем, наконец, пошёл на поправку. Однажды утром он просулся и огляделся. Сварт лежал на соседней постели, он тяжело дышал и что-то лепетал. Точнее, просто шевелил губами, с которых не срывалось не единого звука. Нос был тёмно-багрового цвета, глаза опухшие, на ресницах застыли слезинки.

Это всё Кастиэл видел не впервые. Обычно он сам и голод доводили братишку до такого состояния. Раньше Касу это однако нравилось: он всегда завидовал Сварту и из ревности старался извести любыми способами. Ревновал к нему отца… А теперь отец мёртв и ревновать больше некого. И брат теперь – всё, что у него осталось. А ему ещё говорят, что он может потерять Сварта! Совсем один Кастиэл не собирался оставаться! Он боялся одиночества. Он теперь быстро поправится сам, а потом будет добывать всеми силами средства на лекарства для брата.

Но он даже не знал, как надо заботиться маленьких детях: этим всегда занималась мать. Кастиэлу стало страшно: вдруг он что-то сделает не так, и брат умрёт?

Однако, это не было настоящей братской любовью, это был просто форменный эгоизм. Кастиэл хотел сделать из Сварта личного слугу, когда тот поправится. Возможно, лучше бы Сварту и не поправляться…

Кастиэл хмурил брови, а по его лицу катились слёзы страха и отчаяния. Вдруг хорёк понял, что на него смотрят. То был лекарь. Кас не хотел, что бы такое никчёмное, по его мнению, создание, как старик-мышь, видел его слабость.

- Чего уставился?- злобно ощерился он, дёрнул на себя одеяло, и, отвернувшись, укрылся с головой.

Лекарь, увидев, как его плечи мелко вздрагивают под одеялом и, услыхав приглушённые всхлипы, покачал головой.

 

***4***

Капрал Пенстемон стоял у окна крепости Саламандастрон. Мрачные мысли одолевали его. Давно не было в их боевой крепости владыки-барсука, со времён гибели Вепря Бойца.

Море было спокойно, волны едва заметно перекатывались. Золотистое закатное с розоватыми пятнышками небо покрывали лёгкие облачка, маячили тёмные штришки и точки морских птиц.

Пенстемон размышлял о том, как вернуть в Саламандастрон лорда, но тут его занятие прервалось. Примчавшись и распахнув дверь, на пороге появился другой заяц – рядовой Колеус.

- Капрал, на берегу нашли старую морскую крысу! Она ранена и умирает.

- И какое мне до этого должно быть дело?- раздражённо буркнул Пенстемон, даже не повернувшись. Не дожидаясь ответа, он снова погрузился в себя.

В комнате стояла духота, на небе появилось несколько свинцовых туч, в воздухе повисла мёртвая тишина до звона в ушах. Всё это предвещало ночную грозу.

Колеус, замявшись неловко, стоял в дверях и молчал. И вдруг вздрогнул – капрал снова заговорил с ним:

- Ты хотел ещё что-то сказать?

- А, во-во, да! Хотел,- и он опять запнулся.

- Ну, и?

- Близнецы Типпенс и Таппенс сказали, будто крыса бормочет какие-то пророчества, во-во!

- Пророчества? Хм, интересно послушать, во-во-во! Веди меня!

Зайцы отправились в подвал по коридорам Саламандастрона. Войдя в лазарет, Пенстемон обнаружил на старом матрасе, лежащем на полу под небольшим оконцем старую морскую крысу, израненную и едва живую. Одета она была в какое-то выцветшее изодранное пиратское тряпьё. Рядом с ней копошились двое юных зайчат.

- Ничего-ничего! Сейчас забинтуем, и всё будет хорошо!- лепетала Таппенс. Её брат пытался напоить крысу какой-то микстурой. Однако та только кашляла и отплёвывалась.

- Нет-нет… Послушайте… Зверь с шестью металлическими когтями… страшен… Придёт в деревню юноша, брат излечится… Выйдут в море… Шесть когтей – в живот… И пойдёт братоубийца на краснокаменный дом…

- Краснокаменный дом?- недоуменно переспросил шёпотом Колеус.

- Хм, похоже на описание строящегося аббатства Рэдволл. Тамошние жители строят всё из красного песчаника,- ответил тихо Пенстемон.

Колеус кивнул. Тем временем Таппенс приподняла голову крысы, а Типпенс снова попытался влить ей в пасть лекарство. Но крыса поперхнулась и принялась откашливаться и плеваться. Типпенс похлопал её по спине.

- Тише-тише, во-во! Всё хоро…

- Но брат выйдет из волн… Найдёт семью новую… Снова матери лишится, матери названной… И мстить отправится… Братоубийца не получит ничего от краснокаменных стен, пойдёт к горе огненной барсучьей и… ууу,- пробормотала крыса и её голова свесилась на бок.

Таппенс вздрогнула – в высоком маленьком окошке сверкнула молния и отбросила на стену страшные тени, а затем пророкотал раскат грома. Типпенс тоже слегка испугался, затем собрался с мыслями, и, повернувшись к капралу и рядовому, возвестил:

- Она мертва.

Пенстемон нахмурился и задумался, остальные замерли в ожидании его ответа. Наконец, он молвил:

- Похоже, скоро у аббатства Рэдволл появится опасный враг. Мы обязаны предупредить их и помочь. Таппенс, найди, пожалуйста, сержанта Ибериса и приведи его в мой кабинет. Придёшь потом вместе с ним. Колеус, похорони крысу на берегу. Типпенс, за мной.

Колеус и Таппенс отдали честь и отправились выполнять приказы. Пенстемон и Типпенс отправились в кабинет капрала. Вскоре к ним присоединились сержант Иберис и Таппенс. Пенстемон пересказал сержанту пророчества морской крысы. Тот отнёсся к ним несколько саркастически.

- А можем ли мы верить старой пиратке? Вдруг нас хотят просто отвлечь, заставить половину уйти, а потом нападут целые полчища этих негодяев?

- Нет, крыса была одна, это точно. Судя по её виду, её выкинули за борт, и потом её принесло к нашему берегу,- сказала юная зайчиха.

- А что до предсказаний, то я уверен, что они правдивы. Я много слышал о подобных случаях,- сказал Пенстемон.- Я думаю, надо послать в аббатство несколько зайцев, минимум на два сезона. Ведь мы точно не знаем, когда именно появится этот ужасный зверь с шестью металлическими когтями.

- Хм, что ж, пусть будет так. И кто пойдёт?- спросил Иберис.

- Думаю, близнецы, вы, Колеус и я. Если там мы узнаем о приближении врага, и если он будет вести за собой большую армию, то мы пошлём гонца в Саламандастрон, тогда к нам выёдет подкрепление. Предупредите Колеуса. Сегодня собираем вещи, выходим завтра на заре. А пока – вы свободны.

Близнецы обменялись счастливыми взглядами, они многое слышали о Рэдволле, к тому же им сулили интересное путешествие. Заметив их радость, Пенстемон улыбнулся уголком рта. Зайцы отсалютовали капралу и вышли. Пенстемон повернулся к окну и стал глядеть на чёрное от туч небо, периодически разрываемое молниями. Водяная пыль летела ему в лицо, а ветер хлестал по прищуренным глазам.

Близилась буря.

***5***

В Сумеречном Лесу, что на Изумрудном Острове, бушевал ураган. Он гнул и ломал деревья, ветки; он сбивал с ног, хлестал по чём попало, вздымал с земли пыль, сорванные листья, хвойные иглы, швырял всё это и брызги ливня в лицо.

Молодой хорёк, согнувшись в три погибели, шмыгнул в деревянный вагончик.

- Вот и Рой!- бодро воскликнул другой хорёк.- Ну, трюкач сдрейфил?

- Отвали, Оттис! Ничего я не сдрейфил!- огрызнулся пришедший; вода текла с него ручьями. Хорёк отряхнулся.

- Так, прекратите ругаться!- приказал громкий грудной голос. Это была барсучиха, высокая и крепко сложенная.

Рой повернулся к ней:

- Слушаюсь, Элиста!

Оттис презрительно фыркнул:

- Тряпка и подхалим! Не сдрейфил, говоришь? А что ж ты так долго копошился под тем деревом? Ты не полез! Я тебя там не видел!

- Сам ты тряпка! Белоручка! Все трюки в спектаклях я за тебя делаю!- крикнул Рой, бросаясь на Оттиса с кулаками. Но тут между ними встала молоденькая симпатичная хорьчиха.

- Не надо драться, мальчики! Оттис, прекрати дразнить Роя! Вы оба как дети малые!

Оттис зашипел и отвернулся, а Рой обижено надулся:

- Вовсе я не как малое дитя, Ивли! И ещё, Оттис, если я не полез, то откуда же у меня это?

Он высыпал на пол из завёрнутого подола рубахи кучу кедровых шишек, полных орехов. Элиста улыбнулась и похлопала его по плечу.

- Молодец! Но больше я не позволю тебе так рисковать! Сегодня ужасная гроза.

Она взяла огромное пушистое полотенце и стала вытирать мокрого насквозь хорька.

- Переоденься! А потом сядь вон туда, там самое тёплое место!- показала барсучиха на дальний угол.

Хорёк отошёл в сторону к сундуку с запасной одеждой. К барсучихе подошёл рослый самец-выдра:

- Зачем ты взяла этих хорьков в труппу? Они хищники! От них добра не жди.

- Не нужно этого пессимизма, Фишер! Рой и Ивли – славные ребята, они никогда не прольёт чью-либо кровь!- сказала барсучиха.

Но Фишер продолжал хмуриться:

- Рой и Ивли – да, приятные звери, спору нет. Хотя Рой вспыльчив и вполне может в драку полезть, и всё же он не хладнокровный убийца. Но я не уверен в Оттисе – он настоящий хорёк, один взгляд чего стоит! Когда-нибудь он подкинет нам большую свинью!

- Внешне он, конечно, вызывает неприятное чувство, но не будь столь категоричен, друг! Ты можешь и ошибиться.

- Ну-ну, поживём-увидим,- скептически буркнул выдра. Барсучиха, поглядев ему в след, покачала головой.

Рой, переодевшись, сел там, где показали. Скоро белка по имени Кира принесла ему миску с горячей овсянкой.

- Спасибо,- сказал он ей.

Она молча улыбнулась и села рядом со своей миской. Она не разговаривала с детства, с тех пор как увидела, как разбойники убили её семью. Её саму успели спрятать родители. Рою было жаль её, и он много раз пытался развеселить белку. Но в крайних случаях Кира только начинала смеяться, вполне искренне, однако продолжая обходиться без разговоров. Рой, Кира, Ивли, Оттис и Фишер все входили в труппу бродячих артистов Элисты, называя себя «Боярышником». Было ещё пару мышей-акробатов, ёж-жонглёр и заяц поэт. И если не считать ссоры Роя и Оттиса, компания эта была вполне дружная.

Через пару часов все уже заснули. Кроме Роя, он не любил грозу, а раскаты грома и стук веток по кону сильно мешали ему успокоить разгорячённую душу.

***

Наступило утро. Высыпав дружно на улицу, актёрская труппа обнаружила, что гроза повалила довольно много деревьев. Пока некоторые разминались после сна – или беспокойной ночи – Элиста и Фишер убрали поваленные стволы, затем запряглись в повозку. Остальные забрались внутрь. Вскоре они были на окраине леса. И тут послышались чьи-то воинственные крики. Элиста и Фишер остановились.

- Что за шум?- насторожился выдра.

- Эй, вы! Бродяги, гоните всё, что есть!- крикнула им крыса в пиратской одежде, выскочив на дорогу в пяти шагах.

- А если нет?- вызывающе спросила барсучиха.

- А если нет – то вам каюк!- мерзко захихикала крыса, облизывая щербатое лезвие своего ножа. Позади неё на дорогу выскочили ещё пираты, с два-три десятка.

Элиста и Фишер обменялись серьёзными взглядами, оба подняли по одной лапе и помахали. Остальные члены труппы стали выбираться из тележки.

- Что вы от нас хотите? У нас нет ничего ценного!- пискнула одна из мышек.

- Молчи, Миртл!- тихо сказал ей Уорен, заяц.- Таким бандитам мы никогда уступать не станем!

Она глянула на него испуганно. Пираты стали окружать артистов. Тут одна из крыс вырвала у Миртл сумку, висевшую на её плече и с радостным визгом помчалась прочь. Другая крыса попыталась ударить мышку, но Уорен ударил его ногой в живот.

- Не смей обижать даму!

Завязалась склока. Артисты сцепились с пиратами.

- Нет! Там мамины вещи! Это всё, что осталось от неё!- всхлипнула Миртл.

- Успокойся! Всё будет хорошо!- уверил её Рой и помчался за вором.

Миртл побежала следом за ними. В это время Фишер, Элиста и Уорен успели вырубить несколько крыс, а заяц даже разбил двум головы о камень. Остальные крысы испугались расправы и помчались прочь, успев стянуть некоторые узелки из телеги.

- Эй, стой!- крикнул Рой крысе, прыгнул ей на спину и вцепился зубами в её ухо. Из него тут же брызнула кровь. Крыса заверещала от боли и скинула с себя хорька, а тот успел вырвать у неё сумку. Рой отскочил, сунул сумку Миртл, та прижала её к сердцу и отбежала прочь. Тут ещё одна крыса, пробегая мио, ударила Роя в затылок рукоятью своего меча, схватила за шиворот приятеля и помчалась прочь.

- Ау!- вскрикнул Рой и шлёпнулся на землю.

- Рой, ты живой?- спросила, подбежав, запыхавшаяся барсучиха.

- Да, но голова слегка болит!

- Он ударил тебя до крови!- ахнула Миртл.- Надо срочно промыть!

Элиста помогла хорьку встать.

- Пошли, мальчик, пошли! Ты настоящий герой!

Втроём они вернулись к тележке.

- О, Боже! Что случилось?- спросила Ивли.

- Не сейчас! Принеси аптечку!- приказала барсучиха.

Рану Роя обработали и нанесли повязку. Затем стали проверять, что пропало.

- Они украли всю еду, негодяи, во-во-во!- пробурчал Уорен.

- Постыдись, ушастый!- ответил ему ёж Тагетес.- Роя чуть не убили, всех могли ранить! А ты жалуешься на пропажу еды!

- Но…

- Прекратите спорить!- приказала Элиста.- Надо собрать то, что осталось, и уезжать из леса поскорее! Они могут вернуться с приятелями, и их будет намного больше! Тогда нам их не одолеть.

Оставшиеся вещи были собраны, труппа погрузилась обратно в тележку, и Элиста и Фишер ещё быстрее, чем раньше, повезли её прочь из леса.

 

 

 

 

 

 

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...